15:10 

Девушки бывают разными (часть 3)

Арнель
Фандом: Tytania
Название: Девушки бывают разными
Автор: Арнель, соавтор – Рэн-ним
Бета: Арнель
Размер: предположительно макси
Пейринг/Персонажи: Альзес Титания/Диана Джонс, намек на Фан Хьюлик/Лира Флоренс
Категория: гет,
Жанр: экшн, романс, АУ
Рейтинг: R
Краткое содержание: Лира сбегает с Фаном, но вместо нее в руках Альзеса оказывается девушка по имени Диана. Так начинается странная игра — Диана ждет, когда ей придут на выручку, Альзес готов сделать все, чтобы не дать ей сбежать. Но в плену можно гордо молчать и сидеть в своей комнате — а можно воспользоваться возможностью узнать своих противников в лицо и... полюбить?
Ну или хотя бы узнать, что девушки в Армии Метеора и представители семьи Титания бывают очень разные!
Примечание/Предупреждения:
1. Легкий ООС
2.ОЖП.
3. АУ - Альзес здесь бисексуал
Часть 1 tytania.diary.ru/p203663157.htm
Часть 2 tytania.diary.ru/p203867486.htm
Часть 3
Прошло два дня и ярость Ли приняла более спокойные формы. Всё так же избегая общаться с Фаном и Лирой не по делу, он разрабатывал план. Решив, что силовой вариант ни приведёт к успеху, Док стал выносить мозг агентам, требуя подробного отчёта о распорядке дня графа. Известие, что в этот распорядок дважды вошло длительное общение с пленницей, зачастую, почти без свидетелей, не считая охраны за дверью, насторожило учёного. Неизвестно, что он смог вытянуть из девушки, но, как минимум, нападения ждёт. Ли вздохнул, несколько агрессивно посмотрев на агента.
— Ты говоришь, что граф обращается с ней вежливо, но нарушает личные границы? — Недоверчиво переспросил он парня. — В чём это выражается?
Блондин в униформе секретаря нервно передернул плечами, сам не до конца веря в то, что видел лично и слышал от коллег.
— Для начала, предоставил ей весьма открытое платье, впрочем, удобное. В тот же вечер, мне говорили, нёс её на руках в сад. Прислал книги и цветы с запиской. Ребята из охраны говорят, что не понимают происходящее.
Все, кто присутствовал при разговоре, озадаченно переглянулись. Услышанное абсолютно не вписывалось в то, что доводилось слышать о графе Альзесе Титания.
— Почему он нес ее на руках? — озвучил одну из крутившихся во всех головах мыслей Фан.
— Может, она повредила ногу, когда напала на Альзеса? — предположила Миранда.
— Но в сад? — Лира наморщила нос. — Там этот его бассейн...
— Бассейн... — дружно повторила команда, переглянувшись и уставившись на парня: — Диана жива?
— Жива, и даже более, назад он тоже нёс её на руках, она поранила ногу. Я мало знаю, граф старается оставаться с ней без слуг. А она красивая... — К концу фразы удивлённый голос парня стал чуть мечтательным. — Вчера мне приказал проверить чердак на наличие осколков и настроить телескоп. Охрану он отпустил примерно в середине ужина, и я не знаю деталей. Но пленница точно жива.
— О, вот это уже больше похоже на правду, — оживился Махди. — Наверняка он предложил ей посмотреть в телескоп, надеясь, что Диана попробует разглядеть есть ли кто в саду... или посмотрит в ту сторону неба, откуда можем появиться мы. Тогда граф сможет узнать придет ли кто-то за ней и откуда придет!
Фан с сомнением посмотрел на него:
— Ты думаешь? А вдруг она ему понравилась?
Все, включая слугу, посмотрели на парня и покрутили пальцем у виска. Фан примиряюще поднял руки:
- Ладно, ладно, я же только предположил!
Ли недовольно поморщился:
— Это все только догадки и разговоры. Я уверен, что Диана ему ничего не скажет. И я рад, что ей ничего не грозит, но затягивать тоже не стоит. Мне не нравится внимание Альзеса к сестре.
Он повернулся к слуге:
— Ты же имеешь доступ к комнатами Дианы? Предупреди, что дней через пять мы за ней придем. Если что-то изменится в её положении и граф будет что-то готовить — докладывай немедленно. Потому что тогда нам снова придется просить помощи у Софи, как бы мне не хотелось этого избежать.
— Меня может не пустить охрана, у них строгие указания по этому поводу. Но записку постараюсь передать. — Секретарь посмотрел на часы, ойкнул. Через час ему уже надо было быть на месте, так как граф должен был скоро встать и приступить к работе.
— Уж постарайся, — Ли был непреклонен. — Записки будет вполне достаточно.

***
Благодаря наблюдениям через установленные камеры, Альзес за несколько дней выучил примерный распорядок дня Дианы, которая просыпалась почти по-армейски четко. Поэтому на подносе с завтраком он прислал записку, предлагая ей присоединится к нему примерно после полудня, когда он закончит с делами, и вместе покопаться в книгах, как они планировали накануне.
Настроение у Альзеса после их вчерашней встречи было самым прекрасным, хотя дальше одного поцелуя и вполне невинного сидения в полумраке в обнимку они не зашли. Заметив, что Диана начинает зевать, он помог ей спуститься вниз — на этот раз уже не стесняясь объятий, проводил до комнаты и пожелал спокойной ночи.
И вот сейчас граф не находил себе места, ожидая ее ответа, и гадая какой будет их встреча этим утром.
Диана, уже успев умыться, перебрать все книги, и заложить там интересующие места кусочками записок графа, скучала. После их внезапного поцелуя девушка твёрдо решила для себя, что врагами им не быть. Слишком это сложно для них обоих. О чем-то большем она всё ещё не смела думать, единственное, что призналась себе в желании новых поцелуев.
Записка, на этот раз, была без шуток, но постскриптум "надеюсь, вы не сердитесь за вчера?" заставил её чуть грустно улыбнуться.
— Вы лично передадите графу мой ответ? — Заговорила она со слугой.
— Да. — Мальчик кивнул, и вдруг быстро сунул ей в руки ещё одну записку. — Передать ваше согласие? Графа не узнать, как вы появились...
— Да, конечно... — Диана кивнула, в задумчивости, и слуга вышел из комнаты.
Вторая записка была написана знакомым почерком Ли и содержало следующее: "Не думай, что мы про тебя забыли. Особняк гудит, как гнездо элифанских ос, поэтому мы осторожны. Будь наготове через пять дней, держи связь через того, кто передаст записку, и не доверяй графу. Ли"
Диана только вздохнула. Пять дней на то, чтобы найти аргументы и разобраться в себе. И после этого — убедить друзей, что Альзес даже и не думал её подкупать обращением или как-то обижать. Позавтракав, девушка принялась расчесывать волосы, придумывая, как их уложить. В итоге остановилась на привычном хвосте. Роза, к её сожалению, завяла, так что пришлось обойтись без цветов. Закончив с волосами, она принялась ждать визита.
Слуга явился за ней в назначенный час и в сопровождении одного телохранителя проводил — но не до кабинета, а в библиотеку. Там, вопреки обычному порядку, на столе лежали стопки книг, был развернут экран над столом, на краю уже привычно стоял поднос с двумя чашками, а сам Альзес пытался снять с полки какую-то книгу. Книга поддалась, но шлепнулась ему на макушку, заставив зашипеть.
Услышав шаги, граф обернулся и приветливо улыбнулся Диане:
— Привет. Я подумал, что нам тут будет удобнее. Не возражаешь?
— Не возражаю, конечно. — Девушка, вместо реверанса, подошла к мужчине почти вплотную, тепло улыбаясь. Несмотря на уважение к мнению брата, в данном вопросе она уже решила всё для себя сама. — Я не сержусь за вчера, Альзес.
В её голосе действительно не было злости, обиды, или недоверия, наоборот, скорее слышалось некоторое веселье и даже нежность. Диана и сама не знала, как повела бы себя, реши граф вчера зайти дальше поцелуев, но отказываться от возможного повторения сегодня не собиралась. Слишком мало времени на всё, чтобы продолжать эту нелепую игру.
Через слугу Диана не передала ничего, поэтому услышав ответ, Альзес улыбнулся еще светлее и свободной рукой (во второй он все еще держал книгу) привлек к себе девушку. Поцеловать он не решился, но прижался щекой к щеке, обдав чуть терпким приятным ароматом духов.
— Ты не представляешь, как я рад это слышать, - произнес он, не отпуская Диану и провожая ее до удобного диванчика, придвинутого к столу. — Кстати, я говорил, что ты сегодня потрясающе выглядишь? Нет? Вот видишь — исправляюсь. Сегодня со мной самая красивая девушка Эмменталя.
Говоря всё это, Альзес старался скрыть легкое смущение.
Диана, улыбнувшись вновь, забрала книгу и потянула его за руку, сесть рядом.
— А я разговариваю с самым красивым мужчиной, которого когда-либо видела. — Искренне ответила она, чуть покраснев от искреннего восхищения в голосе графа. — Я не жалею ни о чём, что произошло между нами вчера, и очень надеюсь, что ты тоже.
Повинуясь приглашению девушки, Альзес опустился рядом с ней и тут же завладел ее рукой:
— Если бы я жалел, я бы не беспокоился, какое впечатление на тебя произвел, — серьезно ответил он. — И чтобы успокоить тебя, скажу, что никаких коварных целей не преследовал. Я просто сделал то, что хотел... и очень рад, что наши желания совпали. Надеюсь, они будут совпадать и дальше.
Дразня Диану, Альзес окинул ее жарким взглядом, нарочно задержав его возле декольте. А потом рассмеялся:
— Да, ты мне нравишься. Но вообще я имел в виду куда более скучное занятие — копаться в книгах. Как видишь, я подготовился к твоему приходу и собрал все, что каким-то образом касается поднятого тобой вопроса.
— Я верю тебе, — Диана от провокации слегка смутилась, но мысли о записке брата заставили вновь стать серьёзной и собранной. — И хочу, перед разбором книг, чтобы ты знал моё мнение о случившемся. С моей стороны всё тоже было искренним, без попыток через постель обрести свободу.
Высказавшись, она ждала реакции Альзеса, с некоторым волнением, непонятным ей самой. Его отношение к ней, как к женщине, грело изнутри теплом. Не доверять такой искренности было невозможно, и Диана окончательно решила больше не думать о совете брата. Пора заниматься делом, ведь у них всего пять дней. Передавать ответную записку не хотелось, ведь всё, что она могла бы написать, лишь ускорило бы их появление.
— Я знал это, — отозвался Альзес. — После твоей речи в первый вечер, когда я подарил тебе цветок. Это не в твоем стиле — ты скорее, как и предупреждала, разбила бы вазу мне об голову и попыталась убить зеркалом. Поэтому я так ценю твои чувства — они настоящие, какими бы ни были.
Наклонившись вперед, он вытянул одну из книг и раскрыл ее на оглавлении, что-то отыскивая в нем. После чего задал вопрос уже по делу:
— Ты хотела поделиться чем-то из своих рассуждений.
— Я согласна с тем, что клан Титания правит достаточно мудро в плане экономики, ведь с сытой и ухоженной скотины можно получить больше шерсти. — Девушка на секунду задумалась, подбирая точные формулировки. — Но... Даже если и признать это, далеко не у всех правителей есть личный выбор, присоединяться к Империи или нет. Фан рассказывал про своего мэра...
Потянувшись за чашкой чая, она, сделав глоток, продолжала, видя внимание Альзеса.
— Мэр был за присоединение, но люди были против. Поэтому он отправил молодого и неопытного парня, не блиставшего, до того дня, талантами, в качестве адмирала. Чтобы оправдаться потом перед избирателями. Победа Фана спутала ему все карты.
— Очень хороший пример, — согласился Альзес. — И очень наглядный, хотя бы тем, что действия разворачиваются прямо на наших глазах. Поэтому отбросим желание лордов поймать Фана и показательно наказать — я их прекрасно понимаю. Как я сам сказал Фану "Титания может проиграть гению. Титания не может проиграть по ошибке". Тут мы подходим к главному вопросу: как заставить население само мчаться к правительству с криками "Давайте присоединимся к Варданской Империи!"
Он, наконец, нашел нужную страницу в оглавлении, отыскал в книге, заложил ее пальцем и внимательно посмотрел на Диану.
— Я помню ваше решение о блокаде. И мне оно нравится. Посмотрим опять же на проблему Эурии. У них была технология. Мы ее хотели купить — но нам отказали. Потом одумались... и чтобы не терять лицо решили красиво нам проиграть. Не вышло. И теперь дипломаты стирают в кровь языки. И всё громче слышны голоса "А так ли непобедимы Титания?" Диана, как вы думаете, могла нам в этом случае помочь блокада?
— В своём большинстве, избиратели в демократических мирах не интересуются глобальными вопросами, — помолчав, ответила девушка. — Их интересуют свои личные блага. Отбросим желания, продиктованные инстинктом выживания, и посмотрим, чего хочет обычный человек. Хочет он есть — вкусно. Одеваться — красиво. Так же человек хочет развлечений. Пока у него это есть, его сложно поднять на бунт. Идейных меньшинство, всегда. И к любым идейным мятежникам присоединяются, среди прочих, те, кому при имеющейся власти не хватает выгоды. Экономическая блокада приведёт к недовольству избирателей, которые будут требовать привычного образа жизни. При этом воевать за это согласится лишь узкая группа этих самых избирателей. Те же, кто думал присоединиться к мятежникам из выгоды, будут искать её в другом месте.
Сделав ещё глоток чая, смягчившего пересохшее горло, она спросила Альзеса.
— Я права? Это всё мои личные наблюдения, я не экономист и не политолог.
Альзес отложил книгу — совершенно варварски, открытыми страницами вниз — и негромко похлопал в ладоши.
— Совершенно права. К сожалению, я не могу сказать, почему герцоги приняли такое решение — добиться силой. Но думаю, блокада тут была бы вполне уместна. Эурия находится в куда более выгодном положении, чем мой Эмменталь, или даже Уранибург — мы зависим от торговли, у них вообще станция... Но даже там есть рычаги, на которые можно надавить. Кстати, я бы даже мог сказать, на какие именно.
Граф чуть подался вперед и переключил несколько позиций на экране перед ними. Тут же развернулся длинный список.
— Это все то, что ввозят на Эурию. Что-то там просто не растет, что-то производить невыгодно.
Альзес нажал еще раз, и часть списка засветилась красным: почти четверть:
— Вот самые уязвимые их места. Хочешь почитать?
— Не откажусь, — Диана с любопытством вчиталась в список. — Это затрагивает достаточно многих. — Потеребив машинально непослушную прядку, выпавшую из причёски, она продолжила рассуждения. — Кстати, я понимаю причины, заставившие герцогов выбрать именно такой путь решения. Армия должна действовать, иначе солдаты теряют боеготовность. А ослабший крупный хищник — лакомая добыча для хищников поменьше.
— Мой брат с вами полностью согласится, — подтвердил Альзес. — Да и я отчасти... Кстати, вот еще одна статья дохода для Титания: что мешает сдавать в аренду корабли для охраны? Иногда товар оказывается слишком лакомый, даже если его сопровождают титанийцы. Например, вот это, — тонкий палец скользнул по одной из красных строчек. — На черном рынке коробку этой пряности чуть больше твоей чашки можно продать за сумму с четырьмя нулями. А если таких коробочек полсотни? А если больше?
Он перевел взгляд на Диану и улыбнулся тепло и открыто:
— Пойми, я знаю, что там, в Уранибурге, все это знают. Но у них нет возможности применить это на практике так, чтобы это красиво выглядело. С твоим появлением это имеет шанс на существование.
— Да и пираты далеко не все — благородные мятежники, как мои друзья. В галактике хватает дряни, которые пиратствуют только ради денег. — Ответная улыбка была чуть грустной, и, не удержавшись, Диана осторожно прикоснулась к руке Альзеса. — Таким неважно, кто у власти, их волнует только одно — их нажива. Думаю, твоя семья в курсе про таких. У армии много применений, помимо прямой войны. Впрочем, я говорю очевидные истины. Лучше расскажи, как моё появление позволяет применить на практике идею с охраной?
Альзес придвинулся чуть ближе, беря ее руку в свою. Несколько мгновений ушло на то, чтобы четче сформулировать мысли, после чего он заговорил, поглаживая пальцы Дианы:
— Речь об охране пойдет немного позже. Скорее, я имел в виду твое предложение. Смотри, сейчас мало кто не в курсе, что мы гоняемся за Хьюликом. Сейчас все ждут, какой следующий шаг предпримут Титания. Все ждут, что кто-то из четырех герцогов снова соберет флот и выйдет в космос. И тут появляешься ты — пусть даже ты говоришь не за всех, и даже не за всех своих друзей. Хорошо, говоришь ты, Титания сильны... как насчёт договориться? И да, не предоставите ли вы нам защиту? Само собой, условия будут ставить герцоги и, как и что будут решать, никто на планетах не узнает. Но, — Альзес поднял палец вверх, словно привлекая внимание, — после этого Титания будет действовать по большей части переговорным методом. И в частности — предложенной тобой блокадой. И только совсем упрямых добивать силой. Потому что пока оправдывала себя силовая методика. Поэтому вперед выходили армии Залиша и Ариабарта. А сейчас оправдает дипломатическая. И прибавится работы для лорда Жуслана. Мы не потеряем лица, вы избавитесь от некоторых проблем с нами. Фанатики уйдут — как ты сказала, они всегда уходят. Но найдутся те, кто задумаются.
Альзес замолчал и внимательно посмотрел на Диану, все еще не отпуская ее руки.
— Я понимаю, что положение моей семьи не совсем выгодное, — тихо произнес он. — Но я предпочту, чтобы брат красиво остался в стороне, чем некрасиво проиграл, да еще не без помощи лорда Идриса. Диана, скажи, я прав? Ты видишь со стороны, тебя не отягощают предрассудки клана. Мне важно твое мнение.
— Упавшего хищника будут добивать, и ни к чему хорошему это не приведёт. Поэтому я полностью согласна с тобой, насчёт сохранения репутации клана. Я уже говорила, что не будет вас — придут другие. — Действия мужчины не оставили её равнодушными, и она чуть улыбнулась, взяв собеседника уже и за вторую руку. — Я переговорю с друзьями, постараюсь убедить их в нашей правоте. Но, для этого мне нужны гарантии, ты сам понимаешь. Я верю тебе, но у меня было время понять, были ситуации. Всех запихивать к тебе и развеивать сомнения, через общение с тобой — не хватит времени. Придётся приложить немало усилий, совместных усилий, чтобы нам поверили.
Альзес кивнул, соглашаясь с ней. Дело было даже не столько в доверии, а в желании доверять. У Дианы оно было — она хотела найти точки соприкосновения. Но захотят ли те, кто придут за ней, после нее?
— Что совместных, это ты права, — произнес он. — Потому что с нашей стороны тоже будут возражения — зачем о чем-то договариваться, если можно взять силой? Мой брат будет первым, кто так скажет. Главное, найти аргументы, чтобы убедить Безземельного лорда, что именно сейчас тот самый момент, чтобы изменить курс клана Титания, изменить что-то в нас.
Альзес взглянул прямо в глаза девушке, сейчас он был серьезен, без малейшего признака иронии.
— Будешь ли ты смеяться, Диана, упрекнешь ли ты меня, если я скажу, что мне... страшно? — тихо произнес он.
Впервые он делился с кем-то кроме стен своего кабинета подобными признаниями. Альзес представлял себе весь объем того, что они собирались запустить... но был готов рискнуть. Ради девушки, сидящей рядом с ним. Диана лишь крепче сжала его руки. Упрекать? За что? Ситуация, в которой они оказались, была слишком серьёзной, чтобы не бояться.
— Я тоже боюсь. Но ситуация слишком серьёзная, чтобы не пытаться убедить в своей правоте остальных. — Она никогда не мечтала о политической карьере, даже, наоборот, не хотела для себя такой ответственности. Но раз "повезло" сейчас, то сопротивляться этому было глупо. Лучше рискнуть и получить результат, к тому же, аргументы у них были вполне разумными. Непроизвольно девушка пододвинулась ближе к мужчине, прижимаясь.
— Но больше я боюсь проиграть. — Добавила она после небольшой паузы. — Боюсь, что наши аргументы покажутся неубедительными.
Альзес прижал ее к себе, не в силах сдержать дрожь и гладя по волосам:
— Нам даже думать нельзя о том, чтобы проиграть, — прошептал он. — Потому что Идрис воспользуется шансом. И одним разговором по видеосвязи не обойдется.
Он промолчал, не желая говорить, что младший из герцогов будет добиваться их казни. И может добиться. А значит...
Отстранившись, Альзес погладил Диану по щеке, поцеловал в кончик носа.
— Все будет хорошо, — подбодрил он девушку. — У нас есть шанс, если доклад сделает лорд Жуслан.
— Ты говорил о его мудрости. — Несмотря на серьёзность ситуации, она чуть улыбнулась. Ещё недавние враги, граф Титания и его пленница, сейчас вели себя, как давние друзья. — Но, надо собрать материалы, подтверждающие или опровергающие нашу идею. В тех книгах, что ты мне давал, были ссылки на другие источники.
Диана, по памяти, продиктовала несколько авторов и названий. Тех, кто попадался во всех книгах.
— И скажу еще раз, — заметил Альзес. Как бы ему ни было хорошо сидеть с Дианой и обнимать ее, он разжал руки и сел прямо. Страшно там или нет, а им предстояла работа. И от ее успеха зависит, сбудутся ли их страхи.
Выслушав список, озвученный Дианой, Альзес вытащил несколько книг из разложенных на столе:
— Ту книгу я тоже читал, поэтому предполагал, что именно нам понадобится. А вот в этой я даже знаю что.
Граф открыл книгу, заложенную атласной зеленой закладкой, и протянул девушке:
— Держи. Я это часто перечитывал, когда только получил сюда назначение.
— Есть, на чём делать заметки? — Диана вчиталась в текст достаточно длинной главы, где рассказывалось про третье поколение клана Титания. — Тут далеко не всё, но вполне внятно говорится про стабильность власти через экономику.
Девушка показала пальцем несколько заинтересовавших её моментов, пролистала ещё главы. Потянулась за следующей книгой. Открыла на первой странице.
— Конечно, — Альзес улыбнулся. — Я постарался подойти к подготовке основательно.
С этими словами он протянул Диане ручку и несколько листов.
— Тогда было подходящее время. Титания уже дали понять, что из себя представляют, и их оставили в покое. Поэтому тот Безземельный лорд решил, что надо пользоваться моментом и обеспечить финансовую стабильность.
— Но потом его убили, — Диана сделала запись на одном из листов, краткую пометку с датами, событиями, и где прочитала. И к власти пришёл сторонник военного решения проблем. Он прожил долго, за счёт бдительности, но это именно его фраза, что Титания должны бояться. — Девушка бегло пролистала его биографию, выписывая основные моменты. — Что скажешь ты?
— Что у нас прослеживается закономерность: на трех военных, один дипломат и один... назовем его финансист. Конечно, никто не мешал сочетать одно с другим, но общая система такова. Что, в общем-то, всегда определяло военную мощь Титания...
Альзес задумчиво побарабанил пальцами по колену и уткнулся в книгу:
— Ты не помнишь, третий или четвертый лорд отменил налог с доходов герцогских семей? Кажется, как раз третий... Он же тогда и занимался программой обеспечения такой станции как Уранибург, и что интересно — его преемник, несмотря на способ получения власти, провел его план в жизнь. Хоть и очень жестко.
Диана пролистнула несколько страниц вперёд, потом стала читать внимательнее. Вскоре она протянула книгу собеседнику.
— Да, ты прав, вот запись об этом. — На листке бумаги появились новые пометки, и девушка открыла книгу уже про четвёртого лорда. — Вот, если бы не отменённый налог, то Титания было бы не на что содержать войска, казну клана истощили мятежи. Как я понимаю, это дальний предок лорда Идриса? А твой как раз провёл реформу внутри клана, о снижении налогов в своих владениях, сроком на полвека. Его поддержал предок лорда Жуслана.
Альзес бегло глянул указанный абзац:
— Да, Идриса. Кстати, после этой реформы Титания смогла провести перевооружение станции и части флота. Сейчас прогресс в оружии идет уже не так заметно, но все равно необходимо менять устаревшие модели. А вот последствия союза лорда Каэды... мда... у прапрадеда была та еще фантазия... и лорда Тамида тебя заинтересуют. Их последний проект перед тем, как передать главенство в семье, во многом похож на твое предложение. И его взял лорд Рикард — новый Безземельный лорд. Вот тут этому посвящена целая глава. Правда, он опять долго не прожил.
— Всё та же борьба за власть, выживали сильнейшие. — Задумчиво прокомментировала девушка, читая дальше. — Лорд Аджиман старается дать долю власти каждому из четырёх, но лорду Идрису этого мало? Его род самый амбициозный, и, именно это их подводило. Из всех поколений титул Безземельного князя был у них один раз.
Альзес развел руками, как бы говоря: такова жизнь. То, что он привык к необходимости взвешивать каждый шаг, и воспринимал интриги, как нечто само собой разумеющееся, не значило, что он был от всего этого в восторге.
— Представителям этой семьи всегда не хватало выдержки, — заметил он. — Они либо спешили, либо запутывались в собственных планах. Кстати, его отец был неплохим лордом и неплохим человеком... насколько это возможно в клане Титания. Правда, мы пересекались раз пять от силы, пока он был жив. Но там сказывался опыт.
Он перевел взгляд на девушку с живейшим интересом:
— Почему ты спросила про Идриса? Боишься, что он будет мешать?
— Да, и ты сам говорил, что он опасен. — Диана отвлеклась от книги, и тоже посмотрела на Альзеса. — Но, в первую очередь, нам надо убедить моих друзей. — Внезапно она решилась, и, задумчиво вертя в руках карандаш, сказала. — У нас есть пять дней, мне передали записку. Я говорю это тебе, так как верю, и хочу, чтобы ты знал про время.
Девушка положила карандаш на стол, и, внимательно смотря в глаза мужчине, ожидала его реакции. Смолчать о записке — предать того, что стал так дорог, за столь короткое время. Рассказать — предать друзей и названого брата. Выбор нелёгок, но на одной чаше весов лежал ещё и мир в галактике.
На лице Альзеса мелькнули удивление и какая-то печаль. Он ждал этого и был готов к этому. Но не знал, что предпримет Диана. Вряд ли она останется с ним... но никто не сказал, что он отдаст ее так просто. И если в этот раз он выиграет... что ж, еще никогда Альзес так не хотел оказаться победителем. Даже когда ловил Хьюлика.
— Спасибо, — наконец произнес он. — Надеюсь, ты понимаешь, что все будет всерьёз, и я тебя просто так не отдам. А еще... — он накрутил на палец, лежащую на плече прядь. — А еще это значит, что нам придется хорошо поработать. Потому что Уранибург молчит — и мне не нравится это молчание. Меня могут перевести на какую-нибудь куда менее удобную, чем Эмменталь, планету. Так что видеться мы теперь будем каждый день.
— Я сказала это для того, чтобы ты помог мне убедить моих друзей в возможности мира... Ну, и в том, что ты меня не обижал. — Девушка протянула руку, прикоснулась к пальцам, нервно теребящим волосы. — Пока мы не победим, я бежать не собираюсь. Нам нужно действовать именно вместе. А потом... Потом решим этот вопрос в зависимости от обстоятельств. — Потянув на себя руки мужчины, как бы заключая сама себя в его объятья, она продолжила. — Альзес, я не прошу полного доверия мне, но в том, что мы, как минимум, союзники, ты мне веришь?
Альзес улыбнулся, глядя в глаза девушки и видя в них отражение своих мыслей и своей тревоги:
— Если бы я не верил тебе, мы бы сейчас не сидели и не думали, как обеспечить переговоры с Титания и что предложить взамен.
Он мягко притянул девушку к себе, ловя ее руку и прижимая к своей груди, давая ощутить, как часто стучит сердце. Будучи честным с собой, Альзес признавал, что причина этого — обещание девушки быть с ним до победы.
— Самым сложным будет убедить, что я тебя не обижал, — со смешком шепнул он на ухо Диане. — Ведь наша семья само коварство.
Не удержавшись от искушения, он коснулся губами ее щеки, прихватил мочку уха.
— А раз веришь, давай забудем про то, что я у тебя в плену, хотя бы когда мы рядом? — Девушка повторила его жест, положив его руку себе на сердце. Ещё не до конца понимая, что чувствует, она не могла отрицать удовольствие от прикосновений Альзеса. Именно от его нежности, объятий, и лёгких поцелуев. — Да, вы, Титания, коварно ловите в плен, пытаете выбором между сортами печенья, и пугаете телескопом невинных девушек.
Диана чуть лукаво рассмеялась, вспомнив прошлую ночь на чердаке. Тогда был именно порыв, но и осознанно она бы сейчас поступила точно так же.
Альзес закусил губу, чувствуя благодаря покрою платья все достоинства фигуры Дианы. Безумно хотелось продолжить... но вряд ли девушка пыталась, таким образом, его соблазнить и намекнуть, что не против большего. Поэтому пришлось взять себя в руки... хотя руку убирать Альзес не стал.
— Вот и расскажешь в подробностях, — посоветовал он, удобнее устраивая Диану в объятиях. — Правда, некоторые методы у вас могут и не одобрить...
С этими словами, он снова поцеловал Диану — мягко, едва касаясь губами, словно спрашивая, не против ли она.
Диана так же осторожно отвечала на поцелуй, как и прошлой ночью. Доверяя и боясь спугнуть этот миг счастья. Да, именно счастья, осознала она, слыша, как громко бьются их сердца. Ради возможного шанса стать друг другу кем-то, стоило рискнуть и изменить мир. Так как при имеющемся раскладе шансов не было даже на общение.
От объятий было тепло, даже слегка жарко, и это так сладко кружило голову, отбрасывая все сомнения и тревоги. Реши Альзес зайти дальше, сейчас она бы не отказала. Но не время, надо разбирать книги, готовить аргументы и звонить лорду Жуслану.
Ощутив ответ, Альзес поцеловал ее уже увереннее. Замирая от собственной решимости и волнения, он осторожно провел кончиками пальцев по краю выреза платья, наслаждаясь нежностью и теплом кожи девушки, чувствуя, что та вряд ли будет против... и, давая отчасти давая понять, что его чувства не всегда платонические. Альзес стремился полностью насладиться короткими моментами, когда они безраздельно принадлежат друг другу, потому что даже сейчас их обоих не оставляла тревога. Тонкие чуткие пальцы чуть увереннее легли на грудь девушки поверх ткани...
Когда от двери раздалось деликатное покашливание.
Альзес с неохотой отпустил Диану, но рук не разжал, разве что объятия стали более пристойными.
— Простите, Ваша Светлость, я не хотел мешать вашей... работе, — секретарь старался смотреть куда угодно, но только не в сторону господина, — но вас вызывают из Уранибурга.
Альзес бросил короткий взгляд на Диану и крепче прижал ее к себе:
— Кто?
— Герцог Ариабарт Титания.
Альзес со вздохом отодвинулся от Дианы и освободил место на столе, сдвинув книги:
— Здесь проектор, — пояснил он девушке. После чего повернулся к слуге: — Перебросьте канал сюда, я сейчас отвечу.
Диана, почувствовав прикосновения, не отстранилась и не испугалась. Наоборот, положила руки ему на плечи, поощряя... покашливание заставило её вздрогнуть, но не отстраниться. Наоборот, увидев, кто это, девушка слегка демонстративно прижалась к графу, подчиняясь его рукам. Пусть видит, неважно. Согласие было вполне осознанным, а брату не мешало получить немного информации, чтобы хоть как-то подготовиться к её добровольному сближению с одним из Титания.
— Мне прятаться? — Спросила она Альзеса, услышав про герцога. — Решать именно тебе, ты лучше его знаешь.
Несколько мгновений тот размышлял, потом покачал головой:
— Можно и не прятаться. О тебе в Уранибурге не знают, а Ариабарт не Идрис. Если он что-то и поймет, то оставит соображения при себе.
Он несколько раз вдохнул и выдохнул, сделал невозмутимо-безмятежное выражение лица, отключил проектор и включил прием. В тот же момент на замерцавшем голубоватом экране появилось изображение герцога.
— Добрый день, лорд Ариабарт, — со всей возможной вежливостью поздоровался Альзес. — Чем обязан вашему звонку?
Взгляд лорда скользнул по нему, задержался на Диане, на книгах, которые лежали в пределах видимости, на подносе с двумя чашками чая. Наконец Ариабарт заговорил:
— Добрый день, граф Альзес. Меня уполномочили сообщить, что вы продолжаете оставаться представителем Титания на Эмментале.
— О, — Альзес улыбнулся, — вы принесли приятную новость, лорд Ариабарт. Кому выразить благодарность.
— Лорд Идрис настаивал на вашей ссылке, но лорд Жуслан сумел убедить Его Высочество, что после назначения нового представителя Титания благосостояние Эмменталя несколько упадёт, поскольку тому потребуется время, чтобы вникнуть в систему.
Глаза Альзеса в начале фразы сверкнули, но ответил он все такой же безмятежной улыбкой:
— Передайте лорду Жуслану мою искреннюю благодарность... впрочем, я могу сделать это и сам.
Ариабарт слегка склонил голову:
— Как вам будет угодно, — его взгляд снова скользнул по Диане. — Ваш новый секретарь? Я заметил задержку в приеме моего вызова.
Альзес неопределенно пожал плечами:
— После нападения такое случается. Видимо, повреждён передатчик. Благодарю за то, что указали, я прикажу проверить.
— Вполне разумно, — согласился Ариабарт. — Желаю вам удачи, граф. Не подведите меня и лорда Жуслана.
— Ни за что, — заверил Альзес, его голос звучал вполне искренне. Ариабарт мягко улыбнулся, став неожиданно очень красивым, коротко склонил голову и отключился. Альзес выдохнул... а потом торжествующе рассмеялся.
— Герцог Ариабарат мне показался очень доброжелательно настроенным по отношению к тебе. — Заметила Диана, надеясь, что её смущение не сильно заметно. — Но, как он отнесётся к идее перехода завоеваний из военной области в экономическую? В книгах отмечалась его гордость своими победами... Впрочем, как и склонность к компромиссам в остальной жизни.
Поцелуй и прикосновения всё ещё ощущались, и от этого было так хорошо. Правильно. Она поймала взгляд мужчины, и, увидев там тепло и нежность, слегка успокоилась. Альзес кивнул, продолжая улыбаться:
— Во-первых, я ему не соперник — главой является Залиш и, сама понимаешь, он своё место уступать не собирается. А во-вторых, сейчас брат им здорово обязан — меня не сослали, признали мои заслуги и только пожурили, так что его репутация не пострадала. Так что, как ни крути, а лорд Ариабарт и лорд Жуслан сейчас в выигрыше.
Альзес снова обнял Диану за плечи и прижался щекой к её макушке, поглаживая по волосам:
— А главное — мне не надо паковать вещи и мы можем спокойно заниматься нашими делами. Отвечая на твой второй вопрос: уверен, не все планеты захотят решать вопросы мирным путём, так что и Ариабарту, и Залишу найдётся занятие. В любом случае, они подчинятся решению Безземельного лорда.
— Он мне показался очень спокойным, даже сложно в это поверить. Хорошо, что у вас нет повода для конфликта, не считая уязвлённой гордости герцога и твоего промаха с Фаном. Но, если всё решится мирным путём, то, я уверена, они найдут общий язык. — Диана прижалась к Альзесу чуть теснее, чувствуя, как ей тепло и спокойно в этих объятьях. — Впрочем, у нас ещё важнейшая задача, разговор с лордом Жусланом и разговор с моими друзьями, с теми из лидеров повстанцев, с кем имеет смысл говорить вообще. Доктор Ли, мой названый брат, не сильно склонен к доверию кому-либо, и он переживает за меня, как за родную. Но он учёный, и если ему сунуть под нос факты, он не будет их отрицать. У Миранды Казимир, эрцгерцогини Касабланка свои счёты с Титанией, её муж лишился голоса под пытками. Впрочем, данных, что ты отдавал приказ, у неё нет. Она и сама склонна думать про излишнее рвение подчинённых. Фан Хьюлик и его друзья — склонны к компромиссу, особенно, Фан. Тот вообще миролюбив, достаточно странно для военного. Несколько бабник, раздолбай, но склонен думать, и анализировать. Сложнее будет с Дорманом, главой Армии Метеора. Он упрям, до невозможности, но, если мы сумеем убедить Ли, то он согласится. Среди лидеров антититанийских группировок есть ещё и Серафима Куперс, весьма боевая девушка. Опять же, не фанатичка, и далеко не дура. Я с ней лично не знакома, но наслышана.
Диана, параллельно с разговором, набрасывала эти данные на листке бумаги, чтобы Альзесу было удобнее включить их в свой анализ. Сейчас, когда у них была одна цель, важна была каждая крупица информации. Ведь мало собрать факты, надо ещё и убедить выслушать.
Альзес внимательно слушал все, что рассказывала Диана. Часть имен была ему знакома — так или иначе он их слышал, или получал досье на этих людей. Но главным сейчас была информация — он знал своих противников в лицо, знал, в какую сторону двигаться и к кому искать подход.
— Я наслышан о Ли Цань Чене, — сказал он. — Весьма нашумевшее имя, правда, потом он надолго исчез, и я услышал о нем только пару лет назад. Что касается Ее Светлости... я в курсе ее деятельности, да и вообще до последних событий она казалась довольной своей жизнью и не стремилась настучать Титании — скорее персонально мне и тем, кто выказал излишнее рвение. Потому что ее мужа я помню. Как и его выступления. Что мне оставалось делать? Только приказать взять под стражу, задержать на несколько дней, провести разъяснительные беседы, взять штраф и запретить им на несколько лет возможность торговать через Эмменталь.
Он посмотрел на Диану и улыбнулся:
— Да-да, я в курсе, чем они занимаются. И они не всегда возят нелегальные товары — иногда все вполне законно. Был бы я хорош, если бы не знал, что происходит у меня под носом. Но они мне не мешали, — здесь голос Альзеса стал жестким и холодным: — Мне доложили, что с ним провели беседу, и он никогда не поднимет голос против Титания... И вот ты говоришь, что на мое имя брошена тень. Я так просто это не оставлю. Никто не смеет безнаказанно использовать имя клана для таких вещей. Нас должны бояться — но бояться наказания за реальные проступки и преступления. И уважать.
Несколько мгновений граф молчал, после чего добавил:
— Я хочу вести дело с ними двумя. Потому что одна имеет для этого достаточный статус, второй — достаточную компетенцию. Как думаешь, они согласятся?
— Ли я должна суметь убедить, как минимум, меня он выслушает. Миранда... в принципе, мы с ней неплохо ладили, она женщина умная. Но, главное, тебе найти подход к её мужу, она его любит и прислушивается к его мнению. Впрочем, он мужчина думающий и способен услышать, что ему говорят, а не свои фантазии. — Девушка чуть задумалась, сделала ещё пару пометок на листке с кратким досье на лидеров повстанцев. — Ли я точно уговорю. Миранда — тут всё опять зависит от тебя. Я честно и подробно расскажу им о своём плене и твоём уважительном обращении ко мне. Конечно, многое им покажется странным, например наши чаепития и прогулки по саду, про которые им, наверняка, рассказал агент. Но я сумею это объяснить. — Диана улыбнулась чуть лукаво, мечтательно, но тут же вновь стала серьёзной. Рекомендую тебе выяснить подробности того дела, чтобы аргументы, на вполне понятные обиды и претензии, были и у тебя. В любом случае, беседовать ты будешь и с Капитаном и с Мирандой, отдельно не имеет смысла.
— Хорошо, я буду иметь в виду, — кивнул Альзес. — Сейчас я подумал... и в случае успеха уверен, что именно мою кандидатуру предложит лорд Жуслан для ведения переговоров. Лорд Ариабарт скорее всего согласится. Что касается брата... Успешные переговоры будут выгодны нашей семье. Так что мы с тобой не расстанемся еще очень долго, — он лукаво улыбнулся Диане. — Так что, с учетом размаха мероприятия, думаю, твоим товарищам будет совершенно не до странностей. В крайнем случае, скажи им, что я в тебя влюблен. Во-первых, это будет правдой. Во-вторых, это прозвучит настолько невероятно, что от тебя сразу отстанут.
Диана внимательно слушала графа, параллельно до конца осознавая истинную причину своих действий. В основе глобального желания изменить мир к лучшему лежала любовь. За несколько дней и несколько бесед она влюбилась в Альзеса.
— Да, переговоры вести лучше тебе, наши на контакт с кем-то из глав рода могут не пойти из-за недоверия. — Последние слова мужчины заставили её счастливо просиять. Вслух прозвучало то, что было ясно и без слов. — Твои чувства взаимны, и именно этот аргумент я хотела привести для Миранды, что люблю тебя, и хочу мир, в котором у нас будет шанс быть друг другу кем-то.
Девушка прижалась вновь к его груди, потёрлась щекой о ткань мундира, чувствуя, как часто бьётся его сердце. Доверяя полностью. Хоть у них и было ещё много дел, но разъяснить отношения тоже было важно.
Несколько мгновений Альзес сидел молча, словно пытаясь осмыслить то, что услышал, а потом подхватил Диану на руки и закружил по библиотеке, прижимая к себе. Точку в эмоциях графа поставил стул, на который тот налетел, но девушку удержал. Правда, поставил ее на пол и со всем чувством поцеловал.
Переведя дыхание, Альзес снова принял серьезный и спокойный вид, правда, глаза теперь счастливо сияли:
— Что ж, одной проблемой меньше. Но для моей семьи "Я люблю эту девушку" не будет весомым аргументом. Значит, надо найти что-то существеннее. И у нас уже есть некоторые наработки.
— Как минимум, моё происхождение. Думаю, я сумею помириться с родителями, для них будет вполне нормально принять успешную дочь. Особенно, если увидят её с одним из Титания. — Диана смотрела на любимого восторженным взглядом, наслаждаясь каждой секундой их счастья. Теперь отступать не было смысла тем более, ни в чём. — Ещё аргументы — наши поиски материалов. Думаю, если мы победим, то одобрят и наши отношения в любой форме. Да и фавориток же вам не запрещают? — Девушка покраснела от своих слов и почти что прямо высказанных желаний. Но отрицать их было бы глупо, особенно, после признания в любви.
— А это зависит от лояльности твоих родителей к моей семье, — заметил Альзес и потянул ее обратно к дивану. — Вдруг наоборот не одобрят?
Сказанное Дианой его немного покоробило. Да, для его семьи и его положения это было в норме вещей. Да и мама, скорее всего, будет рада. Но самого Альзеса это несколько не устраивало.
— Жен тоже не запрещают, — сообщил он, обозначая свою позицию по этому вопросу, перед тем, как сесть.
В конце концов, что ему терять? Максимум — по-прежнему оставят на Эмментале, чтоб не мозолил глаза в Уранибурге с женой-революционеркой. Или переведут на другую планету. Разве это наказание?
— Они как раз лояльные... это была ещё одна причина, по которой я им не подавала до сих пор о себе весточку. Дочь-революционерка могла им многое испортить. — Диана посмотрела на медальон, вновь открыв его. Сев на диван рядом с Альзесом, она прижалась к нему, стремясь вновь ощутить его тепло. — Моё возвращение домой будет опять же кирпичиком в плюс к репутации Титания. А насчёт того, что жён не запрещают... Любимый, я не хочу неприятностей тебе. Если фаворитку знатного рода тебе точно простят, то о большем я пока загадывать не хочу. Мне хватит просто быть рядом с тобой.
Посмотрев на часы на стене, она хмыкнула. За книгами, звонком герцога Ариабарта, и их признанием, время пролетело незаметно.
— Продолжаем искать материалы или сделаем короткий перерыв? Охрану, кстати, пока не убирай, пусть для слуг останется в тайне изменение наших отношений.
— Даже не думал, — отозвался Альзес. — Мне спокойнее, когда тебя охраняют. Поэтому двое у дверей и один в сопровождение — как обычно. Что касается перерыва... Предлагаю сейчас подытожить всё, что мы нашли и идти обедать. А потом продолжить.
Вопрос о статусе Дианы он пока решил не обсуждать. Сейчас все равно их будущее было весьма зыбким и неопределенным, но ему почему-то казалось неуважением по отношению к девушке сделать ее фавориткой. Диана на его взгляд заслуживала большего.
Сейчас же Альзес взял листок, на котором писала девушка, подвел под ее заметками черту и списком в несколько пунктов записал итоги их разговора.
— Это нам пригодится в разговоре с лордом Жусланом, — заметил он. — Ну что, идем обедать?
— Я для того и писала, — Диана встала с диванчика, не дожидаясь помощи, и счастливо посмотрела на Альзеса. — Идём, я уже проголодалась. Это наметки для предварительной беседы, и я предлагаю продолжить работу сегодня и завтра. Ты сможешь? Если нет, то просто пусти в библиотеку или дай электронные версии книг. Выпишу, над чем дальше работать.
Признание в любви наполняло спокойной уверенностью, пониманием, что справятся. Смогут убедить остальных. Ведь невозможное чудо уже один раз случилось, так почему бы и не случиться другому чуду?
— Смогу, — Альзес поднялся следом и обнял ее за талию.— В конце концов, это — моя прямая обязанность заботится о выгоде для семьи. Поэтому займемся этим вместе, тем более у нас еще столько неразобранных книг.
Все так же обнимая Диану, он прошел с ней до столовой, где уже был накрыт обед, и помог сесть, отодвинув для нее стул.
— Вообще, для первого дня хорошие результаты, — заметил Альзес, садясь напротив нее. — Остались мелочи: собрать статистику. Но это обсудим уже после обеда. Кстати, приятного аппетита.
Диана ласково улыбнулась в ответ. Скрывать свои чувства не было ни малейшего желания, да и просто было бессмысленно после прямого объяснения.
— Может, лучше сядем рядом? — Вспомнила она прошлый ужин, полный эмоций. — Всё равно уже нет смысла таиться, на мой взгляд.
Альзес выглядел несколько озадаченным:
— На самом деле я просто следовал правилам, — признался он. — Но если тебе так комфортнее...
Он переставил свой стул и приборы так, чтобы сидеть рядом с Дианой, немного поразмыслил... и решил добить этикет окончательно: поставил локти на стол, подпирая подбородок руками, и с улыбкой посмотрел на девушку:
— Так лучше? Мне точно лучше — потому что я могу любоваться тобой.
— Лучше, — Диана продолжала счастливо улыбаться. — Если есть правила, которые можно забыть сейчас, их лучше забыть. Потом у нас может просто не быть возможности так спокойно сидеть рядом, разговаривать о том, о чём хочется. Я хочу насладиться теми днями, что у нас есть, милый. Впрочем, предлагаю переключиться на обед.
— Согласен, — отозвался Альзес. Он был полностью согласен с ней, прекрасно представляя, что их может ждать в ближайшем будущем. Поэтому постарался последовать совету Дианы и наслаждаться обедом и обществом любимой девушки.
— Может быть, у тебя есть какие-то пожелания? — спросил он, когда они перешли к десерту. — Из еды, я имею в виду.
— Пожалуй, разве что, мороженное. Я люблю это лакомство.— Диана улыбнулась, увидев уже знакомые фрукты, и переложила несколько кусочков себе в тарелку. — А что любишь ты, из десертов?
Она нежно прикоснулась к руке любимого, погладила по ладони. Воспоминания плавно перескочили с прошлого вечера на произошедшее сегодня в библиотеке, и девушка чуть покраснела. Но, несмотря на смущение, отрицать свои желания она не собиралась.
— Кексы и кофе с мороженым, — признался Альзес. — С самого детства... хотя кофе это уже было позже. Так что у нас снова совпадают вкусы.
Он не возражал против прикосновений, ловя пальцы Дианы в ладонь и отпуская на свободу, мягко поглаживая ее руку.
— После обеда я хочу покормить рыб, — сообщал он. — Дела семейные не повод забывать о них. Пойдешь в библиотеку одна или подождешь меня?
Диана ненадолго задумалась, заканчивая обед, и обдумывая, чем заняться. Работы в библиотеке было много, но рыб Альзеса ей посмотреть хотелось.
– Пожалуй, если ты не возражаешь, я лучше выберу третий вариант и присоединюсь к тебе. – Озвучила она своё желание, ловя взгляд любимого. – Ты так интересно о них рассказывал, что мне тоже хочется разделить твоё хобби.
Альзес некоторое время испытующе смотрел на неё, потом кивнул:
— Если тебе хочется, то я возьму тебя с собой.
Дождавшись, пока Диана доест, он предложил ей руку и повёл наружу, к открытому бассейну. Возле края уже стоял блондин, рядом с ящиком с кормом. Подойдя к краю, Альзес присел и начал бросать их в воду. Гладкая поверхность тут же вскипела, тут и там замелькали плавники. Девушка с интересом смотрела на рыб, демонстративно проигнорировав вопросительный взгляд секретаря. Она знала, что тот в ближайшее время расскажет обо всём Ли, но идти на контакт с ним не собиралась. Пусть. Брату всё равно предстоит смириться с её любовью к Альзесу.
— И много им требуется корма? — Спросила девушка, стоя рядом с графом.
— Крупным, таким как эта, — Альзес указал на мелькнувшую совсем рядом тень почти в его рост, — да. Могут и два десятка таких гусениц съесть. Только потом такие вялые плавают... Поэтому стараюсь их не перекармливать.
Альзес поднял голову и протянул моллюска, которого держал в руке, Диане:
— Хочешь покормить?
— Не откажусь, — девушка, влюблено посмотрев на графа, взяла моллюска. — Ведь их не с рук кормить надо.
Секретарь смотрел на них недоумевающе. Раньше он не замечал за графом интереса к девушкам. И если события первого дня можно было списать на попытку выудить информацию, то сейчас огонёк в глазах Альзеса Титания было сложно перепутать с чем-то другим. Особенно, если припомнить события в библиотеке. Казалось, девушку надо спасать... Но, как всё же пришлось признать блондину, жертвой она не выглядела. Жертвы не смотрят так счастливо, и в библиотеке Диана выглядела смущённой, но не напуганной.
— Нет, — Альзес покачал головой, вставая и обнимая Диану за талию. — Просто кинь... — он обвел взглядом бассейн и указал на место в паре метров от них. — Да вон хотя бы туда.
Желание девушки составить ему компанию его приятно удивило, хотя это было, пожалуй, вполне в духе Дианы. Которая, замахнувшись, бросила моллюска в воду, попав в указанную графом точку.
— Расскажешь потом о рыбах ещё? — Спросила она, обнимая графа в ответ. — Зрелище их кормления завораживает... А они часто нападают друг на друга?..
— Ты права, в этом что-то есть, — согласился Альзес, гладя её волосы. — Представь себе, нет. Только если кормежка задерживается или крупным рыбам кажется, что мелкие на что-то посягают. Ну, или если раздражены. Климатконтроль тут я, конечно, наладил, но поначалу вода иногда бывала слишком холодной или немного соленой. Они нервничали и могли задевать друг друга.
Замолчав, он продолжал задумчиво проводить рукой по волосам и спине девушки, потом спросил:
— Ну что, хочешь ещё подкинуть еды или я сам докормлю?
— Давай вместе? — Диана чуть теснее прижалась к нему. Так уютно было сейчас. Но, для того, чтобы у них и дальше была возможность такого уюта, возможность хоть как-то проводить время вместе, предстояло ещё много работы.
Альзес согласно кивнул и на время отпустил Диану, чтобы ей было удобнее.
— Можешь быть свободен, — сообщил он секретарю, доставая двух моллюсков и передавая одного Диане.
Секретарь поклонился, и поспешил уйти в дом. Последние действия графа требовали обсуждения со слугами, на развлечение или тонкую игру это было непохоже.
— Рядом с тобой так спокойно сейчас... — Девушка приняла моллюска, и тут же, выбрав точку на водной глади, кинула туда.
Альзес рассмеялся, кинув рыбам еду:
— Только никому не говори. Все равно не поверят и захотят доказательств. А целовать тебя я предпочитаю где-нибудь наедине.
Постепенно все моллюски перекочевали из коробки в бассейн, да и рыбы хоть и проявляли интерес, казались уже сытыми. Альзес отряхнул ладони и снова обнял Диану. В последние дни, вопреки титанийской моде, перчаток он не носил.
— Да и кому говорить? — Весело ответила девушка, продолжая кормить рыб. — Миранда не из любителей поболтать, Ли и так шока хватит. И целоваться я тоже предпочитаю наедине... — Голос девушки стал чуть мечтательным, задумчивым. — Например, на чердаке, возле телескопа. Сюрприз оказался просто восхитительным, так интересно было смотреть на небо, и чувствовать твою руку на плече...
— Я просто подумал, что тебе будет интересно взглянуть на звезды с планеты, — пояснил Альзес, — а не только с обзорного экрана корабля. Поэтому привел туда. Кстати, этот телескоп я привез еще с Уранибурга. Брат вечно приставал ко мне с вопросом разглядываю ли я в него окна девушек... — граф насмешливо фыркнул.
— И это действительно оказалось весьма увлекательным зрелищем, — Диана лукаво улыбнулась любимому и с интересом спросила про телескоп. — А ты смотрел на парней? Прости, если захожу слишком далеко с вопросами... мне просто нравится узнавать о тебе, слушать твои рассказы о детстве.
Девушка повернулась к Альзесу, обнимая в ответ, ловя его взгляд.
Он рассмеялся, укоризненно посмотрев на девушку:
- И ты туда же! На звезды я смотрел, на звезды! Ну и на девушек немного, да. Диана, тебя действительно тревожат... мои вкусы?
Граф догадывался, что рано или поздно этот вопрос придется решить и ответа Дианы он ждал с волнением. Потому что девушка могла забыть, или не принимать во внимание... но если они и правда видели совместное будущее, то от этого нельзя было отворачиваться. Альзес отдавал отчет, что парни ему нравиться не перестанут, но при возможных отношениях с Дианой не собирался заводить еще и любовника. Как минимум, это было некрасиво. Такое можно было позволить не с этой девушкой.
— Мне просто интересно, сколько в слухах правды. — Диана продолжала улыбаться, всё так же ласково и счастливо смотря на любимого. — И я подумала, что могу тебя спросить. Если не хочешь, то эту тему поднимать не будем, я не обижусь. — Она обняла Альзеса уже за плечи, прижалась к нему. — Твоя ориентация это твоё дело, я доверяю тебе и в этом.
— Слухи несколько преувеличивают масштаб моей...кхм... нетрадиционности, — со смешком заверил девушку Альзес. — Да, мне нравятся мужчины. И подобные отношения всегда будут привлекать больше внимания, чем традиционные. Кто считал любовниц моего брата? Никто. Зато моих любовников перечислят едва ли не поименно и совершенно не обратят внимания, если я приду с девушкой. В восемнадцать лет меня это развлекало. В двадцать — невозможно бесило. Сейчас — я не обращаю на это внимания.
Он коснулся рукой щеки Дианы и заглянул в глаза:
— Я удовлетворил твое любопытство?
— Целиком и полностью. — Диана потёрлась о его ладонь, почти как прошлым вечером на чердаке, доверяя. — Я уже сказала, повторю вновь, я доверяю тебе. Если хочешь, можешь задать ответный вопрос, и я честно отвечу. — Она смутилась при своём предложении, но взгляд прятать не стала. Нельзя построить счастье на молчании, нежелании отвечать даже на каверзные или чересчур интимные вопросы, на недомолвках, которые хуже прямой лжи. — Я люблю тебя.
Альзес прижался лбом к ее лбу, держа лицо девушки в своих ладонях:
— Ну... я как-то сомневаюсь, что ты заглядывалась на других девушек. Тем более, в армии их служат единицы. Поэтому склонен предполагать, что тебе нравятся мужчины. Или я что-то о тебе не знаю?
— Ты первый, с кем я вообще целовалась. — Диана смутилась ещё сильнее, но раз уж разговор зашёл о личном, то смолчать было бы нечестно. — Меня не тянуло ни к мужчинам, ни к женщинам.
Альзес не стал говорить, что понял это сразу же, настолько неопытным был ее поцелуй. Вместо этого он поцеловал Диану — на этот раз настойчиво и страстно, словно заявляя свои права на нее. Как и в предыдущий вечер, слов не было нужно. Диана, ещё неумело, но, уже привыкая, отвечала на поцелуй. На этот раз в нём чувствовалось уже не скрываемое желание, впрочем, взаимное целиком и полностью. Реальность ненадолго перестала существовать для девушки, здесь и сейчас были только они.
Альзес наслаждался поцелуем и мгновениями вместе, но не в его привычках было забывать о делах, поэтому, в конце концов, он со вздохом прервал поцелуй:
— Нас ждет библиотека и диван, — с улыбкой произнес он.
— Я помню... — Диана тяжело дышала, приходя в себя. Взгляд был ещё затуманенным, но разум постепенно возвращался в реальность. — Кстати, лучше, чтобы твой секретарь нас не видел. Он — наш агент, как и тот мальчик, которого ты присылал утром. Я не хочу раньше времени тревожить брата, хотя, опасаюсь, что после того, что парень видел сегодня в библиотеке, Ли соберёт все ресурсы, на помощь мне.
Ещё кусок информации был спонтанным, но врать, или даже просто молчать, не было сил. Девушка чуть помрачнела, представив трудности предстоящего разговора, но тут же улыбнулась вновь.
Альзес обеспокоенно посмотрел на девушку:
— Диана, ты не рискуешь, рассказывая мне об этом? Как могут отнестись к этому твои товарищи? Мне бы не хотелось для тебя неприятностей, поверь. Ты стала важна и дорога для меня, поэтому я хочу объясниться с твоим братом и объяснить, что я не причиню тебе зла, а целую потому, что люблю.
— Я поэтому и рассказала тебе, чтобы ты учёл, насколько мой брат информирован о происходящем здесь. — Ответный взгляд был спокоен, Диана знала, что делала. — Я верю, что ты не поддашься каким-либо порывам, и просто включишь информацию в расклад. К тому же, как ты представляешь свой рассказ Ли "ваша сестра сообщила мне о вашем агенте"?
Альзес пожал плечами:
— Тебя я точно не выдам. И сомневаюсь, что поначалу у нас с доктором Ли будет время для разговоров. Не сомневаюсь, что он попробует забрать тебя силой. А потом, когда я предложу ему переговоры и наш план... Он будет занят более важным делом. Но за информацию спасибо. Через пять дней будет составлен план обороны в соответствии с ней.
Он улыбнулся, коснувшись губами щеки Дианы.
— Обещаю, что не причиню ему вред. И ради тебя, и потому что он нужен мне для переговоров. А теперь предлагаю вернуться в библиотеку.
— Согласна.— Диана улыбнулась, и отступила на шаг, зная, что иначе они будут стоять ещё долго. — Идём, любимый.
Причёска девушки вновь растрепалась, но, на этот раз, она на ходу собрала волосы вновь в хвост. Ориентируясь больше на удобство, чем на аккуратность.
Альзес внимательно оглядел её волосы, понаблюдал за попытками:
— Почему ты не попросишь, чтобы тебя причесывали? Завтрак и платье тебе ведь приносят. Хочешь, я вызову слугу в библиотеку? И пока тебе делают прическу, я почитаю вслух
— Мне привычнее ухаживать за собой самостоятельно, — Диана мягко улыбнулась ему, обдумывая предложение. — Но, раз ты хочешь, я соглашусь. — Ощупав подобие причёски, она, со вздохом, распустила хвост. — В любом случае, лучше приводить волосы в порядок перед зеркалом, а не на ходу, тут ты прав.
— Я всегда прав, — с важным видом сказал Альзес и рассмеялся.
Оказавшись в доме, Альзес вызвал личного слугу и велел прийти в библиотеку со всем необходимым. Несколько слов он сказал совсем тихо, так чтобы Диана не услышала. Слуга понятливо кивнул и ушёл.
Догнал он их только у дверей библиотеки с большой яркой коробочкой. Внутри комнаты Диана была усажена на высокий табурет перед зеркалом, рядом разложены шпильки, невидимки и расчески, слуга колдовал над её волосами, а Альзес, с комфортом устроившись на диване, зачитывал ей про пятого Безземельного лорда. Девушка счастливо улыбалась, иногда комментируя, что надо отметить особо, но, в основном, просто наслаждалась голосом Альзеса. Даже прорабатывая с ней гору материалов, он не забывал про ухаживания, заботу. И это было чудесно, и хотелось отвечать максимальным вниманием и доверием.
— И всё равно, приятнее всего было, когда ты плёл мне косу. — Она улыбнулась, зная, что любимый это увидит через отражение. — У тебя очень чуткие руки.
— Я запомню на будущее, — Альзес оторвался от книги и улыбнулся. — Когда будет много свободного времени, буду сам тебя заплетать.
Выписав на лист то, что пригодится им в докладе лорду Жуслану, он продолжил чтение, поглядывая в сторону зеркала. Пока прическа была готова лишь наполовину, а графу не хотелось пропустить самый важный момент, момент обнаружения его сюрприза.
— Просто мне приятно доверять тебе. — Засмеялась Диана, обдумывая информацию из книги. — Жаль, что в случае успеха, свободного времени будет мало. Но лучше так, чем поражение. Мы уже зашли слишком далеко. Я всё думаю, как убедить Ли выслушать тебя, и пока что лишь одна мысль, удивить его.
— Поделишься? — поинтересовался Альзес. — или меня ты тоже хочешь удивить?
Он уже убедился, что Диана придумывает что-то действительно интересное, поэтому его терзало вполне объяснимое любопытство.
— Он ждёт демонстрации силы, открытого сопротивления, — задумчиво проговорила девушка, вспоминая обстоятельства своего попадания в плен. — А ты вместо сопротивления устрой почётный караул и приглашение в кабинет.
— Могу и лично на пороге встретить, — Альзес задумался: предложение Дианы имело смысл. С Хьюликом все тоже начиналось вполне мирно, если бы не непредвиденные обстоятельства и побег. Другое дело, что доктор Ли вряд ли уйдет отсюда без Дианы. И этот вариант имеет шанс.
Краем глаза граф заметил, что прическу Дианы уже заканчивают. После первой встречи он заказал для девушки обычную заколку для волос и несколько шпилек для более сложной прически. Все это представляло комплект, и было украшено точной копией первого цветка, которого он ей подарил. И сейчас в волосах Дианы сверкали именно эти шпильки.
— Лучше всё же не лично, а именно проводить в кабинет. И, я от своего слова не отказываюсь, как минимум, до победы, мы будем вместе. А если выйдет, то и на всю жизнь. Так что, я с ним не уйду, любимый, не волнуйся. — Диана присмотрелась к причёске, ахнула от изумления. — Ты продолжаешь меня удивлять сюрпризами! Те самые цветы!




@темы: гет, весенний фестиваль AU, Tytania, фанфики

Комментарии
2015-05-04 в 15:17 

Арнель
читать дальше

2015-05-04 в 15:18 

Арнель
читать дальше
TBC

2015-05-04 в 15:26 

DarkLordEsti
И кофе черен, как мысли. Как мрак ночной за окном.(с) Тенхъе
красиво! жду продолжения)

2015-05-04 в 15:28 

Арнель
DarkLordEsti, будет.)

2015-05-07 в 20:07 

alena1405
А если нет разницы, то зачем?..
А вот от этой части - не во всем радужное ощущение.... Всё очень красиво, как отстраненная история о любви и счастье, но применительно к миру канона очень настораживает то, что Диана так много наболтала. Ладно, про Ли, Фана, Миранду - это ещё ОК, они в относительной безопасности... Но секретаря-то и мальчика зачем сдавать?! Допустим, в этой АУ Альзес действительно белый и пушистый и всё будет ОК. Но как-то уж слишком быстро Диана из бойца сопротивления превратилась во влюбленную самку, которая не только себя отдает, но и других.

2015-05-08 в 03:53 

Арнель
alena1405, она просто делает ставку на откровенность, слишком серьёзное они затеяли.

2015-05-08 в 11:38 

alena1405
А если нет разницы, то зачем?..
Арнель, она просто делает ставку на откровенность

Да, мотивы как раз понятны ^_^
Просто, с этой главы рисуется шикарная сюжетная развилочка. Авторы, конечно, вольны написать хэппи-энд с розовыми пони, и они поженились и жили долго и счастливо, мир, дружба, всеобщее процветание... А циничный читатель уже вообразил иную версию: скучающий аристократ развел наивную дурочку: звездочки, цветочки, ты не такая как другие..... а что после сделают с секретарем и мальчиком - это уже рейтинг НЦ-стольконеживут ^_^

2015-05-08 в 14:34 

Арнель
alena1405, на такое пока нет настроя, поэтому ведем к ХЭ.)

   

Миры Танаки

главная