06:22 

Девушки бывают разными

Арнель
Нам с Рэн очень захотелось спасти Альзеса, и мы честно планировали написать мини. "Ха-ха" сказало воображение, и в итоге к 12 апреля мы смогли написать только первую часть, которую выкладываем здесь.

Фандом: Tytania
Название: Девушки бывают разными
Автор: Арнель, соавтор – Рэн-ним
Бета: Арнель
Размер: предположительно макси
Пейринг/Персонажи: Альзес Титания/Диана Джонс, намек на Фан Хьюлик/Лира Флоренс
Категория:гет,
Жанр: экшн, романс, АУ
Рейтинг: R
Краткое содержание: Лира сбегает с Фаном, но вместо нее в руках Альзеса оказывается девушка по имени Диана. Так начинается странная игра — Диана ждет, когда ей придут на выручку, Альзес готов сделать все, чтобы не дать ей сбежать. Но в плену можно гордо молчать и сидеть в своей комнате — а можно воспользоваться возможностью узнать своих противников в лицо и... полюбить?
Ну или хотя бы узнать, что девушки в Армии Метеора и представители семьи Титания бывают очень разные!
Примечание/Предупреждения:
1. Легкий ООС
2.ОЖП.
3. АУ - Альзес здесь бисексуал
Часть 1
— Или сдавайтесь, или прыгайте в бассейн с рыбами. — Альзес был сама серьёзность, рука с пистолетом не дрожала. Лира в панике посмотрела на Фана который молчал. Сказать было нечего, но и сдаваться не хотелось. Вдруг его внимание привлекла тень позади графа Титания, и он сжал руку Лиры, предупреждая попытки прыгнуть.
— Может, договоримся как-нибудь? — Ляпнул он, отвлекая внимание.
Если план может пойти наперекосяк — он именно так и пойдёт, в этом Диана успела убедиться за свою пусть весьма юную, двадцать один год всего, но насыщенную жизнь. Вот и сейчас она наблюдала очередное подтверждение этого правила и порадовалась тому, что навязалась страховать Хьюлика. Медлить девушка не стала — в синей глубине за спинами Лиры и Фана скользили опасные тени. Поэтому она, оценив расстояние до Альзеса, приготовилась и бросилась вперед. Нужны были буквально секунды, чтобы Фан и Лира успели сбежать. Помочь в очередной раз пнуть Титания — да, это было приятно. Пусть латают дыры и ищут слабые места — Дианой никогда не двигала ненависть, только любопытство и увлечение этой игрой.
Врезавшись в графа и толкнув его под руку, держащую пистолет, сбивая прицел, она успела только крикнуть:
— Бегите!
Выстрел всё же раздался, но мимо. Альзес, не ожидая нападения, упал на землю. Но не один, успев прихватить с собой противника... противницу?.. С изумлением он обнаружил, что так яростно дерётся с ним именно женщина. Причём победить её не так-то легко, оружие уже выпало.
— Стой, дура, оба упадём в бассейн сейчас! — Прошипел мужчина, увидев в последнюю секунду, куда завела их борьба. Падать к своим питомцам ему не хотелось, как и ронять единственную пленницу, которая может хоть что-то сказать. Услышав топот ног за спиной, Диана с трудом подавила вздох облегчения — практичные ребята не стали строить из себя героев и мешать ей. Теперь можно было сосредоточиться на противнике, вкладывая в попытки отбиться всю силу и умение... Впрочем, не упуская из виду обстановку — совсем рядом плеснуло, да и слова графа подтвердили опасения. Диана изловчилась и приготовилась хорошенько наподдать Альзесу, в надежде вырваться из его рук и догнать товарищей.
Альзес примерно угадывал мысли противницы — выиграть время и убежать. Что он совершенно не собирался позволять ей делать — хватало и того, что Хьюлик улизнул от него второй раз. Рука скользнула по плечу девушки, уперлась в грудь... пришедшая в голову идея была совершенно нелогичной, но давала шанс на победу. Альзес подался вперёд и поцеловал девушку в губы. Та замешкалась... И этого хватило, чтобы скрутить ей руки за спиной. От дома нарастал шум — встревоженная выстрелом охрана бежала к нему.
Нет, такой наглости от графа Титания Диана не ожидала. Первый рефлекс был — укусить или дать пощёчину, но не успела, руки оказались надёжно зафиксированы за спиной.
— Ну, ты и оборзел! — Совершенно искренне высказалась она, пытаясь вырваться или хотя бы ударить головой в лицо. Вырваться не выходило. Никак. Мужчина держал очень крепко, и умудрялся уклоняться от её ударов. Когда подоспевшая охрана переняла эстафету, связав руки за спиной, ей оставалось только от души ругаться. И надеяться, что друзья придумают план по её спасению.
— А как я тогда должен назвать твои действия? — возмутился Альзес, передавая пыхтящую и отбивающуюся девушку охране. — Ворвалась на частную территорию, напала на хозяина...
Граф попытался пригладить волосы, взглянул на основательно перепачканную ткань мундира, подобрал пистолет и нехорошо посмотрел на стоящую перед ним девушку. Впрочем, взглядом все и ограничилось.
— Запереть её, — бросил Альзес, отворачиваясь и направляясь в дом. Охранники выдохнули "Есть!" и потащили девушку следом. Диана промолчала. Хоть про графа Альзеса и ходила весьма нехорошая слава, но девушка была уверена, что справится. Ей бы хоть секунду без охраны и связанных рук... теперь она точно не промахнётся в драке. Главное — продержаться, возможно, прикинуться покорной. Может — сдать что-то совсем неважное, вроде количества кораблей. Всё равно секретной информации у неё не было, названый брат берёг её от опасности плена, зная, что всё равно она не откажется от силовых операций, в той или иной форме.
Рассудив, что где была одна пленница, второй тоже найдётся место, девушку поместили в комнату, где до этого находилась Лира. Альзес же не спешил вызывать её к себе и общаться. Он был уверен, что такая яркая девушка не останется незамеченной, к тому же с явными замашками боевика. Таких вообще можно считать по пальцам — так что хоть какая-то информация должна была быть. И этим он планировал заняться — в какой-то мере вечер обещал стать развлечением.
Оставшись одна, Диана первым делом обследовала комнату, с сожалением убедившись, что использовать в качестве оружия нечего. Разве что попробовать швырнуть в графа подушкой, и под шумок попытаться сбежать. А далее — пересидеть в трущобах, где прятали Фана. Дождаться сигнала, и сбежать уже окончательно. Но шанс только один. Чтобы не тратить время зря, она принялась разминаться. Пыльная одежда ужасно бесила, но просить что-то у Титания? Ни за что. Когда разминка была окончена, она стала отрабатывать приёмы боя.
Понаблюдав записи с камер слежения, Альзес отметил, что новая пленница сдаваться не собирается и в случае чего рассчитывает исключительно на себя. Так же как он сам. И это вызывало уважение пополам с интересом. Вот только приближаться к ней следовало осторожно, иначе он рисковал быть закиданным подушками — уж очень основательно девушка (которую, как выяснилось, звали Диана) взвешивала их в руке. Но попытка не пытка. Тем более, надо же что-то соврать Идрису при отчете. А лорд будет зол, очень зол. Поэтому стоило пообщаться с девушкой хотя бы приличия ради. Закончив тренировку, Диана ощутимо заскучала. Книг в комнате не было, а заняться было больше нечем. Сильно изматывать себя она не собиралась, чтобы не упустить шанс. Прислонившись к стене возле двери так, чтобы сразу кинуться на первого же зашедшего в комнату, девушка всё же отказалась от мысли использовать подушку. Слишком малый шанс нанести удар достаточной силы, лучше полагаться на свои руки. И потекло время ожидания. Сколько она так ждала, Диана не засекала, но вот наконец-то дверь открылась. И девушка тут же прыгнула, пытаясь нанести удар. При всех амбициях, Альзес научился адекватно оценивать свои возможности. И совсем идиотом себя не считал. Поэтому хоть и пришёл к пленнице сам, но не в одиночку. После просмотра камер, сомнений в "теплом" приеме у него, не было, а кто предупрежден, тот вооружен. Поэтому перехватить бросившуюся на него Диану, он успел. За спиной предупреждающе щелкнули курки на оружии двух телохранителей.
— Вам так понравилось со мной целоваться, что решили повторить? — вкрадчиво поинтересовался Альзес, попутно отмечая, что девушка довольно высока — почти с него ростом. — Сожалею, но вы не в моём вкусе.
— К вашему же сожалению, вы тоже не в моём вкусе. — Диана насмешливо посмотрела на поймавшего её мужчину. Жаль, что сбежать не вышло, но не попытаться она не могла. — Впрочем, как я думаю, вы пришли сюда не за тем, чтобы беседовать о столь личных вопросах. Сразу говорю, что я мелкая сошка, информации, кроме общедоступной, у меня нет. Выторговать за меня вы ничего не сможете.
— А кого предпочитаете? — на лице Альзеса было написано любопытство, хотя про себя он только посмеивался. — Блондинов, шатенов, рыжих? Уверен, лорд Идрис и лорд Залиш будут рады с вами познакомиться... хотя, конечно, не так, как с адмиралом Хьюленом.
Отпустив девушку, Альзес галантно предложил ей руку.
— Тех, кто не носит фамилию Титания. — Хмуро ответила Диана, демонстративно игнорируя любезный жест мужчины. Даже наоборот, чуть отодвинулась вглубь комнаты. — Хотите допрашивать — допрашивайте, тратьте время на бесполезное занятие.
Альзес отметил спокойствие девушки, несмотря на привычное для любых пленников "допрашивать бесполезно, я ничего не знаю" — оно говорило о ясном уме и самообладании. Полезные качества даже для боевика. Шагнув вперед, он склонился к уху Дианы и доверительно, словно сообщая секрет, произнес.
— Если бы я хотел вас допросить, я говорил бы с вами не здесь и не так. И вообще — не факт, что я, мне лег бы на стол протокол допроса. А я предлагаю побеседовать. – Отстранившись, граф шагнул назад и широким жестом предложил Диане выйти из комнаты. — Раз вы не любите мужчин с фамилией Титания, то предлагаю вам этих замечательных спутников. Их фамилии Вайсс и Керри. Бежать и нападать не советую, их реакция не хуже моей, а пулевое ранение куда менее приятно, чем поцелуй.
Диана не тронулась с места. По-прежнему хмуро глядя на мужчину, она задала вопрос.
— О чём же вы хотите побеседовать? Думаю, ничего нового ни вы, ни я, из беседы не извлечём. — Девушка демонстративно посмотрела на охранников, смерила их оценивающим взглядом. Вздохнув, Диана вновь перевела взгляд на графа Альзеса. – Фан Хьюлик уже в безопасности, вместе с Лирой. Значит, я не зря попала в плен.
— Вы обладаете ясновидением? — на губах Альзеса появилась чуточку насмешливая улыбка. — Ничем иным объяснить вашу уверенность в том, что мы оба ничего нового не узнаем, я не могу. В таком случае, я даже выиграл, получив вас вместо Хьюлена.
— Во-первых, его зовут Фан Хьюлик. — Холодно ответила Диана, демонстративно отойдя к кровати и присев на край. — Не думала, что у кого-то из Титании могут быть проблемы со слухом или памятью. Во-вторых, почему я уверена, что в беседе мы ничего нового не узнаем? Мне неинтересно то, что можете сказать вы. А вам мне сказать нечего. Вряд ли вас интересует моя биография.
Альзес выслушал её и кивнул в знак того, что понял её позицию.
— Я бы возразил, сказав, что всегда интересно познакомиться с новым человеком... Но ведь вы сами сказали, что вам это неинтересно, не так ли? – Граф шагнул к дверям и замерев на пороге бросил.— Я предлагаю вам присоединится ко мне за чаем. Если же нет... Что ж, я и так пренебрег всеми правилами приличия, докучая вам.
Диана, секунду подумав, всё же решила избежать глупой демонстрации. К тому же пить и в самом деле хотелось.
— Если вас устроит мой внешний вид, я согласна. — Она встала с кровати, и подошла к двери. — Так же я могу принести извинения за это вторжение, хоть вы и понимаете его причины.
Альзес прикинул, стоит ли намекнуть на возможность переодеться, но решил не давить. Диана и так сделала уступку. Дипломат и представитель дома Титания — Альзес знал, когда стоит отступить и подождать.
— Будем считать, что вы уже извинились — самим фактом этого признания. Что касается одежды — это ведь не прием в Уранибурге, там будем только вы и я... Ну и ещё эти ребята за дверями.
Второй раз предлагать руку граф не стал, памятуя, как настороженно отнеслась к этому девушка, просто переступил порог, освобождая выход, если Диана последует за ним. Девушка, насмешливо посмотрев на телохранителей, пошла рядом с Альзесом, гордо вскинув голову. Попыток лезть в драку она больше не предпринимала, опытный боец знает, когда шанс есть, а когда его нет. Глупо погибать под пулями Диана не собиралась, как и вообще напрасно жертвовать собой. Нет, предавать своих и сдавать информацию она не собиралась, но если с какой-то неведомой блажи граф решил напоить её чаем и спокойно побеседовать, то почему бы и нет? Может, что удастся узнать полезного за этой беседой.


Чем дальше шло дело, тем острее Альзес ощущал любопытство. Похоже, ему предстояло самое запоминающееся чаепитие за последнее время. Идя рядом с Дианой, он искоса наблюдал за ней, отмечая какое впечатление производит на нее дом, который обставлял в соответствии с собственным вкусом. Была интересна не столько реакция на возможную роскошь, сколько на предметы искусства — картины, вазы, статуэтки.
Сегодня он распорядился накрыть стол к чаю не в обычном зале, а в светлой комнате, окна которой выходили в сад. На столе уже были расставлены приборы для двоих, а телохранители, повинуясь легкому жесту руки, остались за дверями.
Альзес улыбнулся девушке и предложил любое место на выбор. Диана смотрела с лёгким любопытством, которое, впрочем, не сильно афишировала. Хоть взгляд и задержался на большой картине с изображением оргии, но лишь на секунду. И она дальше принялась украдкой смотреть по сторонам. Отвращения или шока ничего не вызывало, лишь спокойное признание хорошего вкуса у хозяина дома. А когда дошли до столика, то девушка уже успокоилась окончательно. До возможности побега надо было ещё дотянуть, поэтому она, по возможности изящно, уселась на ближайший к ней стул, и замерла в вежливом ожидании.
Едва Альзес опустился напротив Дианы, словно из воздуха материализовался мальчик-слуга, разливая чай по белоснежным чашкам с голубоватым узором — сначала девушке, потом мужчине. Граф первым поднес свою чашку к губам и сделал глоток, не отводя взгляда от Дианы:
— Как вы заметили — нам наливали из одного чайника, и я пью первым. Можете не бояться отравы. Может я и не идеал, но к бессмысленным убийствам не склонен.
Он подбодрил девушку улыбкой. Дождавшись, пока Диана сделает несколько глотков и перестанет опасаться, Альзес откинулся на спинку, продолжая держать чашку в руках и внимательно рассматривая девушку.
— Надеюсь, вы не сочтете наглостью мой вопрос... Но чем именно вам — не вашей планете, не армии сопротивления, именно вам — так не нравится Титания?
Диана ждала чего угодно, но не такого вопроса. Чуть не поперхнувшись чаем, она какое-то время молчала, задумчиво обводя пальцами узор на чашке.
— Так же, как и Фан, по причине того, что из-за вас я осталась без работы. Я из семьи потомственных военных, а нашу армию расформировали. Идти к вам я не захотела, да и не предлагали. — Честно ответила девушка, и посмотрела в глаза собеседнику.
Ситуация описанная Дианой не была чем-то новым на памяти Альзеса — такое происходило сплошь и рядом, если государство входило в состав Империи в добровольно-принудительном режиме.
— Мне жаль, что так вышло, — ответил граф, словно раздумывая. — Нет, действительно жаль — я не сторонник разбрасываться кадрами. А вы умны, сообразительны и хорошо подготовлены. Даже немного жалею, что не успел с вербовкой...
Он серьезно и без капли иронии посмотрел на Диану:
— А в нынешнем положении вас устраивает все?
— Как ни странно, в жизни среди повстанцев меня всё устраивает. — Вновь немного подумав, и тщательно подбирая слова, ответила девушка. — Там я именно своя, неважно, откуда я. Ценят за мои умения, а не за что-то придуманное. Впрочем, неважно. Так же, как и размышления о вашем сожалении. Что было — то уже не вернуть.
Альзес обезоруживающе улыбнулся:
— Поэтому я не стану тратить время и слова и уговаривать вас перебраться к нам. Если человек на своём месте и понимает это, то он не станет что-то менять.
Все ещё улыбаясь, он сделал глоток чая и бросил взгляд в окно.
— Поэтому оставим наши политические взгляды и поговорим о чем-нибудь еще... Скажите, вам много довелось увидеть планет?
— Достаточно много. — Лаконично ответила Диана. Несмотря на жажду, пила она маленькими глоточками, осторожно. Чай был очень вкусным, а беседа приятной. Но девушка не спешила расслабляться, рассказывать о себе. Да, ничего лично против графа Альзеса Титания она не имела, но и доверять хоть немного кому-то из семьи Титания было бы глупо.
Казалось, недоверие и прохладное отношение Дианы нисколько не беспокоят Альзеса — во всяком случае, он продолжал оставаться вежливым и радушным хозяином. Отчасти так оно и было — начни девушка демонстрировать восторженный интерес, и он сразу бы насторожился. Впрочем, расслабляться Альзес тоже не спешил:
— И какая же вам запомнилась лучше всего? Ну и какая понравилась? Это ведь не всегда одно и то же...
— Запомнится, скорее всего, Эмменталь. — Усмехнулась девушка, допивая остатки чая из маленькой чашки. — Плен, пожалуй, самое запоминающееся событие в жизни, не считая вообще проигрышей. Думаю, лорд Ариабарат со мной согласится. Хоть ему и не доводилось попадать в плен, но он уже отведал горечь поражения. А какая понравилась... Вы не поверите, но на этот вопрос сложнее ответить. Везде есть свои плюсы и минусы. Где-то в минусах Титания, где-то скука.
Альзес негромко рассмеялся.
— Позвольте расценить это как комплимент. Мне будет приятно, если моя планета останется у вас в памяти. Совсем хороших впечатлений, как вы понимаете, не гарантирую, но ярких — почему бы и нет?
Он чуть сощурил глаза. Параллель, проведённая Дианой между собой и одним из лордов с одной стороны возмущала — ничего себе мнение! — с другой восхищала образностью.
— В таком случае себя бы я могу сравнить себя с Фаном Хьюликом? Мы оба сделали неожиданный и нестандартный ход — и победили.
На мгновение у Альзеса мелькнула мысль, что братец лопнул бы от смеха, услышав его сейчас.
— Я предпочитаю жить так, чтобы было, что вспомнить. Хорошее или плохое уже не так важно. Всё лучше скуки. — Диана засмеялась, чуть прикрыв рот рукой, и внимательно посмотрела на собеседника. — Вот с Фаном я бы вас точно не сравнила, у вас разный стиль мышления. Он скорее удачливый, чем стратег.
— Ну судя по состоянию моего дома, у него обнаружились стратегические замашки, — пожал плечами Альзес. — Вы же не станете меня уверять, что все это — спонтанно, из разряда "а давайте нападем на кого-то из Титания? А давайте!". Оружие и технику надо найти, союзников на планете надо найти... Так что я не отрицаю долю удачи у Фана, но на одной удаче такое не провернешь.
— Он победил при Цербере, для многих этого достаточно, чтобы сделать его своим знаменем. Впрочем... вам не кажется, что разговор зашёл в сторону политики? Есть множество куда более приятных и уместных тем, кроме моих рассуждений о наличии или отсутствии стратегического таланта Фана Хьюлика, которого, к тому же, я почти не знаю. — Диана лукаво улыбнулась, строя гримаску "ах-я-девушка-я-в-этом-не-разбираюсь", которая частенько срабатывала раньше при нежелании девушки продолжать разговор. — Предлагаю поговорить об искусстве. У вас столько картин и скульптур...
Альзес неопределенно хмыкнул, отставляя чашку и начиная крутить в руках печенье.
— Вы так отважно кинулись защищать человека, которого почти не знаете...или это вы про его талант? В таком случае, предположу, что для вас он тоже символ... Символ галактики без Титания. Благодарю, я понял вашу позицию.
"Но не поверил ни единому слову", закончил граф про себя. " Вы уже зарекомендовали себя как человек, рассуждающий трезво, Диана. Значит, Хьюлик вам безразличен... но возможно нужен кому-то из вашего окружения. Вы — боевик, вы спланируете атаку, операцию, но это значит, что рядом должен быть тот, кто спланирует что-то более масштабное".
Свои мысли он скрыл за улыбкой, словно и впрямь ничего не произошло.
— Признаюсь, питаю слабость к красивым вещам и красивым людям. Само собой, часть — репродукции и копии, но кое-что удалось достать и в оригинале. Вы любите искусство, Диана?— Я ведь женщина, и как большинство представительниц моего пола, люблю красоту. — Диана задумчиво посмотрела на чашку, повертела её в руках. — Когда хочется пить, то неважно, из чего пить. Но когда есть выбор, то женщина выберет то, что более красиво. Так и картины. Они несут в себе красоту, мысли художника. Когда я была ребёнком, я любила смотреть на портрет матери в комнате родителей. У вас, граф, своеобразный вкус, но достаточно гармоничный.
Девушка поставила пустую чашку вновь на стол. Беседа оказалась действительно интересной, и было какое-то странное удовольствие, сидя за столом в качестве пленницы, обмениваться тонкими шпильками. Похожие беседы бывали и с Ли, при первом же разговоре они схлестнулись так, что их разнимали. Потом привыкли, подружились. "Эх, братик, я на тебя надеюсь". Подумала девушка, чуть прикрыв глаза.
Альзес сделал знак и дежуривший неподалёку слуга тут же наполнил чашку Дианы новым чаем.
— Я учту ваши пожелания, — заметил граф, но по интонациям было трудно понять, всерьёз он говорит или нет. — Что касается своеобразия... Я живу здесь один, не считая слуг. Поэтому создал обстановку, в которой мне было комфортно. Само собой, проследив, чтобы это не стало безвкусной нелепицей.
Альзес помолчал, словно обдумывая слова, на самом деле пытаясь отогнать неуместные воспоминания — мамин портрет на стене, солнечный день и улыбающаяся матушка перед нацеленным на них объективом, а рядом — пытается быть серьёзным брат.
— Сейчас чтобы остановить мгновение или запечатлеть чье-то лицо не требуется столько усилий, — наконец произнёс он. — И фото порой не уступают картинам. Но, тем не менее, я соглашусь с вашим взглядом на те картины, что создаются руками. Не говоря уже о разнообразных техниках письма — ни один фильтр такого не даст.
По губам Альзеса скользнула странная, иронично-печальная, полуусмешка.
— Мы покорили звезды и преодолели световые года — но все так же ищет тепло солнечных лучей в картинах мастеров.
— Вы что-то вспомнили, граф... — Диана задумчиво посмотрела на чашку, впрочем, не спеша делать глоток. Куда больше её интересовал разговор, в котором один из Титания неожиданно начал раскрываться. — Поделитесь со мной частичкой воспоминаний?
Девушка сама не знала, что просила о невозможном. Как бы ни был прекрасен тот день, Альзес носил его в глубинах своей памяти, предоставив окружающим видеть ироничного, властного, порой жёсткого мужчину. Даже собственная семья давно не видела его иным.
Поэтому Альзес рассмеялся, его глаза блеснули:
— А почему бы и нет? Раз уж речь зашла о картинах... Мне было шесть лет и мне попали в руки краски. Я умудрился заболеть, поэтому меня не выпускали в сад гулять. Результатом этого стал невероятный шедевр на стене моей комнаты — зеленое солнце, синий космический корабль и ярко-красная корявая лепёшка, призванная изображать Уранибург. Меня даже не ругали, хотя в наказание отмывал стену сам. На этом моя карьера художника закончилась.
Это была не ложь. Но и не то, что возможно хотела бы услышать Диана. Альзес из-под ресниц наблюдал за ней, отслеживая реакцию.
Девушка, представив рисунок, искренне рассмеялась.
— Это как я решила помочь маме, приготовить обед. Тоже в том же возрасте. Кастрюлю, после моей попытки сварить суп, пришлось выбрасывать. Наверное, вы были непоседливым ребёнком? — Диана потянулась за чашкой чая, с тоской смотря на явно вкусное печенье. Но привитое в детстве родителями "не есть грязными руками" было слишком сильно даже сейчас. Поэтому она со вздохом отвела взгляд от лакомства.
Альзес не знал, был ли ответный рассказ вежливостью или Диана действительно поддалась настроению, но веселился он вполне искренне. Собственный опыт "помощи" еще не был забыт, поэтому картинка представилась живая и яркая.
— До определенного момента — да, — ответил он на вопрос. — А потом я открыл книги. Но и тогда не отказывался влезть на дерево или побегать
Заметив замешательство Дианы, Альзес счел нужным поинтересоваться:
— Что-то не так?
— Всего лишь остатки того воспитания, которое привили в детстве родители. Как вы понимаете, перед едой я не могла помыть руки... — Диана усмехнулась своему объяснению. Друзья уже привыкли, что бесполезно предлагать ей перекусить на улице, и только подшучивали над чистоплотностью девушки. — Впрочем, неважно. Я вполне могу обходиться какое-то время и без еды. Хорош солдат, не умеющий немного поголодать.
— Аскетизм и выдержка это, безусловно, похвально, — согласился Альзес. — Но зачем, если в этом нет необходимости?
Подозвав слугу, он распорядился проводить Диану в ванную комнату и проследить, чтобы у девушки было все необходимое, если она захочет умыться.
Играть — так по всем правилам и на равных условиях, решил Альзес.
Диана удивлённо посмотрела на мужчину, но отказываться от любезного предложения не стала. Раз о побеге думать пока бесполезно, как и проверять охранников на меткость стрельбы, то почему бы и не умыться?
— Благодарю вас. — Коротко ответила она, благодарно кивнув. Ванная комната поражала роскошью и изобилием средств по уходу за телом. Девушка даже не сразу разобралась, где что. Слуга остался за дверью, как и охранники, поэтому она смогла спокойно вымыться. Когда она уже прополоскала волосы, дверь ванной открылась, и всё тот же слуга невозмутимо положил на тумбочку у входа полотенце и женское платье достаточно простого покроя. Диана, продолжая удивляться, вытерлась и оделась. В платье было непривычно и неудобно, хорошо, хоть удалось самой застегнуть все застёжки. Одевшись, она вышла за дверь. Охранники молча указали дулами ружей, что ей следует вернуться к графу Альзесу.
Возле двери девушка непроизвольно замерла, прислушиваясь. Граф с кем-то разговаривал, причём слышно было только собеседника. Охранник подтолкнул её в поясницу стволом, и она всё же зашла в комнату, застав то, как лорд Залиш, высказавшись, прерывает связь.
Памятуя характер предыдущей пленницы, Альзес предполагал возможный отказ от одежды, и настаивать не планировал. Но на всякий случай платье передал.
И с интересом ожидал результата, выпивая вторую чашку и хрустя печеньем.
И надо же было именно в этот момент Залишу вспомнить о нем. Оставалось порадоваться, что это не Идрис.
— Я слышал, что ты упустил Фана, — сходу рявкнул брат, так что чашка Дианы задребезжала на блюдце, — причем прямо из-под носа!
— О, — Альзес чарующе улыбнулся, — твои люди оперативно работают, брат. Не поделишься подчиненными? Или предпочтешь поймать Хьюлена сам и забрать всю славу?
От возмущения Залиша даже в ушах зазвенело, хотя ничего принципиально нового Альзес не услышал — в последнее время брат был о нем невысокого мнения. Даже по привычке пить чай прошелся. Выговорившись, Залиш подозрительно уставился на Альзеса:
— Ты кого-то ждешь?
— Почему ты так решил? — почти натурально поинтересовался тот.
— Стол сервирован на двоих.
Дверь скрипнула, в щели мелькнул подол платья. Альзес сладко улыбнулся:
— Сам с собой пью чай, брат. Приятно, знаешь ли, проводить время в компании умного человека.
Залиш рявкнул что-то неразборчивое, но далекое от цензуры, и отключил связь.
Альзес выдохнул, поставил чашку и сжал пальцами переносицу. Потом заблокировал связь в доме. Выслушивать еще и вкрадчивое шипение Идриса настроения не было.
После чего поднял голову и, как ни в чем не бывало, улыбнулся Диане.
— Благодарю вас за предоставленную возможность привести себя в порядок, граф. — Вежливо произнесла Диана, медленно, придерживая подол, чтобы не запутаться, подходя к столу. — Простите, я не хотела мешать вашему разговору с братом...
Девушка, стараясь двигаться достаточно изящно, присела на стул, и с некоторым сочувствием посмотрела на мужчину. Она знала, как бывает обидно, когда несправедливо орут, или за дело, но вместо спокойного обсуждения ошибок устраивают крик в стиле женской истерики.
— О, вы нисколько не помешали, — откликнулся Альзес. — Мы как раз закончили к вашему приходу. Надеюсь, теперь вы сможете в полной мере насладиться чаепитием.
Про себя граф мысленно порадовался, что угадал с фасоном и цветом платья — достаточно простое и удобное и в то же время, подчеркивающее достоинства фигуры.
— Вы прекрасно выглядите, Диана, — почти не польстил он.
— Взаимно, граф. — Вежливо улыбнулась девушка, и взяла в руки чашку с уже остывшим чаем. — Ваш брат очень громкий мужчина... на мой взгляд, это признак неуверенного в себе руководителя. Был у меня такой командир когда-то, долго не продержался на своём посту, к счастью. Любил орать и спихивать вину на других.
Диана задумчиво сделала глоток чая, взяла печенье, и с видимым удовольствием откусила кусочек.
Несмотря на то, что где-то в глубине души Альзес разделял мнение девушки, вслух он такого сказать не мог. Каким бы ни был Залиш, он был его братом.
— Если бы все были такими неуверенными, — произнес он, улыбаясь, — наша семья воевала бы куда чаще. И потом — разве это он упустил Хьюлика? Так что замечание о перекладывании вины не имеет под собой основы. Здесь мой шумный брат, как ни прискорбно, прав.
Помолчав, он добавил:
— К сожалению, не всегда подобные качества и ум идут рука об руку, но это не тот случай и я надеюсь, что брат еще долго будет занимать свой пост... А вот ваше присутствие я разглашать не стал.
Диана скромно опустила взгляд.
— Не буду с вами спорить, вам виднее. Мне просто вспомнился случай с моей родины, и это было очень давно... — Вздохнув, девушка всё же добавила подробностей. — Так мы и проиграли вам, тот командир был в достаточно высоких чинах, благодаря родству. Впрочем, не будем о моём прошлом? Я рада, что вы не сообщили о моём пленении, вас я хотя бы не боюсь, как человека.
— Ну, я бы с интересом поговорил о вашем прошлом, — Альзес весело улыбался, графа забавлял этот диалог. — Но этот разговор — как и разговор о моем прошлом — будет неизменно сплетен с политикой. А мы договорились ее не затрагивать, не так ли? По крайней мере, сегодня... Тем более, нам больше никто не помешает — я отключил в особняке саму возможность вызова. Все еще не страшно?
— Разговоры о детских шалостях с политикой не связаны... — Улыбнулась Диана, доедая печенье, и делая глоток чая. От волнения, тщательно скрываемого и подавляемого, аппетита почти не было. — Насчёт страха, я бы сказала один старый пошлый анекдот, но он будет не в тему. А если серьёзно, то пожелай вы что-то сделать со мной, на это не повлияет отключённая связь.
Альзес чувствовал себя несколько озадаченно. Не то, чтобы он целенаправленно создавал репутацию великого и ужасного себя, но полагал, что после увиденного ночью, у Дианы сложилось не самое лучшее впечатление.
Но ведь нет — спокойно сидит напротив, рассказывает истории из детства, приняла от него одежду и еду и не стала вставать в позу.
Пожалуй, такому самообладанию могла позавидовать любая аристократка Титании.
— Я не стремлюсь к бессмысленным убийствам, — сообщил он. — Хотя признаюсь, под влиянием момента я мог бы убить Лиру Флоренс. Но сейчас во мне говорит любопытство.
— Вы не поверите, но во мне тоже. — Диана улыбнулась, взяв ещё одно печенье. — А страх имеет смысл лишь тогда, когда он нужен. Нельзя сказать, что я ничего не боюсь, нет, на самом деле есть куча вещей, которые я могу бояться. Но то, что, к примеру, я боюсь пауков, не значит, что я буду верещать и отпрыгивать, упади сейчас такой на стол. Я просто постараюсь его осторожно убрать или ещё что придумаю. Так и тут. От того, что я буду впадать в истерику, вы ведь меня не отпустите. Поэтому я сохраняю спокойствие и наслаждаюсь интересной беседой.
Девушка замолчала, сделала глоток чая. Объяснять свою позицию насчёт страха и демонстраций было не так уж и легко, по правде говоря, граф Альзес был единственным человеком, кроме Ли, кому она озвучила вслух свои взгляды.
Альзес отставил в сторону чашку и в тишине раздались негромкие аплодисменты. Их можно было бы принять за издевательство, не будь его лицо спокойно и серьезно.
— Залиш вас не получит, — заявил граф так, словно это было уже решенным делом. Об Идрисе он умолчал — к этому разговору следовало основательно подготовиться и не оставить ни малейшей лазейки. — Он просто не сумеет оценить всего интереса и всей красоты противостояния. Поэтому эту тему можно считать окончательно закрытой.
После этих слов Альзес откинулся на спинку кресла, положив руки на подлокотники.
— Вы рассказали о своих страхах, Диана. Что бы вы хотели услышать от меня в ответ?
Девушка вежливо склонила голову, принимая правила этой странной игры. Беседа принимала весьма неожиданный оборот, всё же уходя с нейтральных тем в области достаточно личные. Но следовало соблюдать осторожность, не заходить в вопросах слишком далеко. На самом деле, Диане хотелось узнать, что же тогда вспомнил граф, когда речь зашла о картинах. Но она понимала, что в эту область лезть не стоит, пока сам граф не захочет рассказать. И поэтому задумалась над вопросом достаточно надолго, успев доесть печенье, и допить чай. Наконец, Диана вновь подняла взгляд.
— А что бы вы сами хотели рассказать? Именно о себе, как об Альзесе, а не как о графе Титания?
Альзес не торопил девушку, давая ей хорошенько обдумать свой вопрос. Он примерно представлял темы, которые могли бы ее заинтересовать, хотелось узнать только, как она это сформулирует. Надо было признать — вопрос был неплох. Он оставлял свободу для ответа. И в то же время был очень... острым. Тех, кого интересовало подобное, граф мог пересчитать по пальцам одной руки. Тех, кто действительно знал его таким было и того меньше.
— Смотря, какое впечатление хотел бы произвести, — наконец ответил он. — Если опасного и непредсказуемого человека — то рассказал бы о своих рыбах. Кстати, я действительно много о них знаю — пришлось ознакомиться, когда строил бассейн. Считал на сколько литров, как производить смену воды, сколько особей необходимо для экобаланса на такой территории, какое стекло поставить в подземных ярусах, чтобы оно выдержало давление воды... Нет, правда, как будто для себя дом строил. А началось все тоже в детстве — мелкие грызуны от меня сбегали, прочая пушистая живность умиления не вызывала, змею матушка отказывалась видеть в доме категорически... Тогда на семейном совете сошлись на рыбках. Надо сказать, совсем непохожих на нынешних. Это были вполне безобидные разноцветные создания в небольшом аквариуме. Может быть, они вполне равнодушны ко мне и воспринимают только как источник еды... но меня всегда успокаивало наблюдение за ними. Они по-своему прекрасны и грациозны — даже самые большие.
— Всё животные, так или иначе, важны для экосистемы. — Задумчиво произнесла Диана, машинально перекинув через плечо ещё влажную косу и принимаясь теребить самый кончик. — А у меня не было домашних животных. Даже рыбок в аквариуме. Родители считали, что я слишком безответственная, а потом у меня уже не было времени. Сейчас просто уже не хочется взваливать на себя ответственность за кого-то живого.
Этот разговор неожиданно затягивал, увлекал, и в то же время удавалось не касаться опасных тем, способных нарушить очарование момента. Напомнить собеседникам про их вражду. Редкий, почти невозможный случай, но, тем не менее, один из семьи Титания, мирно беседующий с противником, такое нарушать не хотелось никому из них.
— Для естественной — да, — согласился Альзес. — Но у меня искусственная и в ней одни рыбы, растения на дне и всякая донная мелочь, которую рыба добычей не считает. Так что все налаживать пришлось самому.
Он развел руками, словно говоря — вот так все и получилось. Для самого Альзеса было чем-то новым рассказывать о своём увлечении вот так. Не с целью произвести впечатление и напугать, а с точки зрения хозяина пусть странных, но чем-то увлекательных питомцев.
— Ответственность... — задумчиво произнёс он. — Да, пожалуй, это одна из причин, почему я тут. Перевозка и подготовка нового места займёт приличное количество времени... А сейчас для этого не самый подходящий момент.
— Фан упоминал про ваши аквариумы, так что я представляю масштаб... — Диана, спохватившись, отпустила косу, положила руки на стол. Для достаточно энергичной девушки было не так уж и легко вспоминать манеры, привитые в раннем детстве, но всё же удавалось вести себя достойно. — Думаю, это очень увлекательное занятие, ухаживать за кем-то живым.
Диана еле удерживалась от так и напрашивающейся просьбы показать аквариумы, настолько границы переходить она не собиралась. Неизвестно, как отреагирует граф на такой вопрос, поэтому лучше было сдержать своё любопытство.
Улыбка Альзеса приобрела привычный оттенок иронии:
— Вы не представляете, как мне приятно это слышать. Вот чего ему было не остаться? Ходил бы каждый день, любовался, — в голосе графа звучал тщательно сдерживаемый смех. — Может быть, вы как-нибудь согласитесь составить мне компанию? Будете потом дразнить Хьюлика.
— Если вы так хотите, граф, я с удовольствием приму ваше приглашение. — Ответила Диана, и, представив гримасу Фана, и тонкое ехидство Ли, засмеялась. — Вы правы, это будет интересный момент в моей жизни.
Иного от Дианы Альзес и не ожидал. Если она так спокойно согласилась на чай, то что там прогулка к рыбам... На это раз он не стал сдерживаться и тоже рассмеялся:
— Тогда вечером я пришлю за вами, и вы сможете увидеть все своими глазами.
— Буду с удовольствием ждать вечера. Это почти что как свидание выходит, мирная беседа, прогулка у аквариумов... — Не выдержав серьёзного тона, девушка вновь рассмеялась. — Простите мой юмор, просто представила реакцию своих друзей. Это будет самая удачная шутка, которую им доводилось слышать.
Несмотря на общее веселье, Альзес не мог не обратить внимания на слова Дианы о друзьях. Значит, она надеется вернуться, и не исключено, что с чьей-то помощью. Возможно, тех же самых людей, что помогли сбежать Хьюлику и Флоренс. Поэтому про себя Альзес отметил, что следует заняться безопасностью особняка. Вслух же заметил:
— Вам виднее, у меня не такой уж большой опыт в свиданиях... Кстати, как ваши друзья отнесутся к свиданию с представителем семьи Титания?
— На самом деле у меня тоже небольшой опыт именно в свиданиях. Больше по чужим рассказам знаю. — Сказала Диана первое, что пришло в голову, чтобы чуть потянуть время со второй частью вопроса. Немного помолчав, она ответила, задумчиво соединив кончики пальцев, и смотря прямо на собеседника. — Изумлённо и негативно, хотя спорить бы со мной не стали. Но это слишком фантастический случай, чтобы его рассматривать, и вы это сами понимаете.
Другой реакции ожидать было бы сложно — слишком многое разделяло те стороны, на которых они находились. Но то, как они разговаривали последние часы — было ли это шансом, что диалог возможен в принципе?
— Я не удивлен, — откликнулся Альзес. — Что касается опыта, то сегодня пойдем получать его вместе.
— Хорошо, как скажете, граф. — Вздохнула Диана, помрачнев. Страха всё ещё не было, было скорее недоумение, и попытка понять, что же задумал этот конкретный Титания. — Я даже обещаю не портить этот опыт попыткой побега, если охрана будет незаметной. Согласитесь, странное будет свидание, когда на меня будут нацелены стволы?
То, как девушка легко ловила нить беседы и поддерживала ее, Альзеса откровенно восхищало.
— Вполне разумное требование, — согласился он. — Охрана будет присутствовать примерно как сейчас — недалеко и незаметно.
Граф вызвал информационную панель, бросил взгляд на время и со вздохом отставил чашку. Все хорошее имело привычку заканчиваться слишком быстро, в отличие от рутинных дел или неприятностей.
— К сожалению, я не могу провести с вами все время, — сообщил он действительно с досадой в голосе. — Фамилия Титания это не только права, но и обязанности. Если вы пожелаете, можете взять с собой понравившийся десерт, чтобы не так скучно было сидеть в комнате — в отличие от вашей предшественницы вы не склонны к бессмысленным диетам. Больше ничего в качестве лекарства от скуки предложить не могу. Разве что книги...
— Буду благодарна и за то и за другое. — Диана встала из-за стола, и даже вспомнила, как делать реверанс. — Выбор пищи для ума и для тела предоставляю вам, так как вполне доверяю вашему вкусу.
Прерывать столь интересную беседу, узнавание друг друга не как врагов, а как двоих людей, очень не хотелось, но выбора действительно не было, и девушка стала настраиваться на ожидание и отдых. Пока возможность побега не зависела от неё, она предпочитала не творить глупостей и не устраивать истерики. Зачем, если можно просто побеседовать, пусть даже и с врагом. Не выдавая ничего важного, просто разговаривая о детстве, о личных воспоминаниях...
Альзес тоже встал из-за стола и удивленно поднял брови, увидев реверанс в исполнении... то ли пленницы, то ли все же гостьи.
Обойдя стол, он вполне галантно взял руку девушки и коснулся тыльной стороны губами.
— Увидимся снова вечером, Диана, — произнес Альзес. — Сейчас вас проводят и все необходимое доставят прямо в комнату.
Отпустив руку девушки, он вышел.
Оставшийся слуга выбрался из угла и, поклонившись, проводил Диану — само собой в компании конвоя — до комнаты.
Он же притащил попозже книги и поднос с легкими, но вполне сытными закусками.
Книги оказались историей клана Титания и отдельной книгой — кратким жизнеописанием каждого, кто занимал пост главы семьи. Сверху лежала записка четким почти каллиграфическим почерком "Врага стоит знать в лицо".
Завершение этого чаепития оказалось для Дианы слишком неожиданным, и потребовалось всё самообладание, чтобы не отдёрнуться от непривычного прикосновения. До этого дня не было случая, чтобы кто-то целовал девушке руку, обычно методы ухаживания были куда более простые. Опять насмешливо посмотрев на конвой, она спокойно прошла по коридору до комнаты. Босые ноги не особо мешали идти, благо длина подола скрывала этот недочёт. Вот на каблуках было бы куда сложнее, с каблуками Диана не дружила. Как, впрочем, и с платьями, предпочитая более удобную одежду, в которой не рискуешь разбить лицо, зацепившись при шаге за подол. Но раз выбора не было, то лучше чистое платье, без клановых знаков, чем грязная одежда или чистая солдатская униформа.
Оставшись одна, девушка села на постель и распустила косу, разбирая пальцами волосы, позволяя им досохнуть. Хоть в полевых условиях это было и неудобно, коротко стричься она отказывалась. Коса до пояса была её личной гордостью, плодом тщательного ухода всеми подручными средствами. Когда дверь открылась, Диана даже не попыталась дёрнуться, прекрасно осознавая, что и как. Только приняла книги, и помогла поставить поднос. Кивком поблагодарив, она первым делом принялась разбирать пищу для ума. Записка заставила девушку усмехнуться, и начать именно с этой книги. За чтением время пролетело незаметно, и вот, спохватившись, что уже вновь темнеет, Диана отложила книгу. Когда дверь открылась, она поспешно собирала волосы в хвост, так как на косу времени уже не осталось.
Само собой, Альзес не ждал, что Диана сразу же явится с заявлением "Я осознала свою ошибку, перехожу на вашу сторону". Наоборот — граф был бы разочарован в ней. Но дневной разговор рождал предположение, что принципы и соображения у девушки есть. Поэтому с ней было бы интересно пообщаться, когда она лучше узнает тех, против кого идет. Выслушать аргументы, сделать выводы... И намекнуть в своих отчетах, отсылаемых в Уранибург что можно было бы изменить. Незаметно, между строк — такое никогда не пишут в лоб, если своя голова дорога. Но Безземельному лорду и этого будет достаточно. А дальше уже решать ему.
Поэтому, разбираясь с привычными делами, Альзес не мог сдержать улыбку. Наконец-то на Эмментале стало действительно интересно.
Эта же улыбка не покидала его губ до самой встречи с Дианой — сначала в подземном зале со стеклянной стеной, за которой величественно скользили рыбы.
Девушка, зайдя в зал, вновь сделала реверанс, и подошла к мужчине. По описанию Фана она узнала это помещение, но реакция была иной, чем у парня. Немного любопытства, восхищение масштабом труда, но никакого страха или отвращения.
— Добрый вечер, граф. Я рада, что вы сдержали ваши обещания. — Поздоровалась Диана первой. Её взгляд был ещё немного задумчивым, девушка осмысливала прочитанное. В книгах было куда больше, чем можно узнать из открытого доступа. То, что герцоги Титания долго на своём посту не жили, это было даже новостью, как и внятно читаемая между строк причина — борьба за место главы семьи.
Альзес поднялся навстречу девушке. Сегодня перед аквариумом стояли два кресла, и он сначала жестом предложил Диане занять ее место, только потом сел сам.
— Добрый вечер, — произнес он в ответ. — У меня сейчас нет причин в чем-то вас обманывать. Книги я выбрал исходя из ситуации, если у вас есть пожелания, я их выслушаю.
— Меня всё устраивает, что вы. Очень было интересно прочесть историю клана, такую информацию в открытом доступе не найти. — Вежливо улыбнулась девушка, посмотрев на Альзеса. Теперь она немного лучше понимала его фразу про брата. Оказаться одним из участников внутрисемейной войны не сильно приятно.
— Я рад, что не ошибся в выборе, — граф улыбнулся. Похое, он правильно оценил девушку. — Само собой, мы не любим афишировать семейные скелеты, а их за двести лет накопилось немало. И, разумеется, в историю идет хорошо, если десятая часть...
Проплывавшая мимо рыбина задела хвостом стекло и Альзес перевел взгляд в ту сторону. Привлеченные колебанием подплыли еще две.
— Не стану спрашивать, нравится ли вам, — заметил мужчина. — С вашей прямолинейностью — на удивление вежливой прямолинейностью... Вы не представляете, сколько людей путают ее с хамством... Так вот, вы бы сказали сразу. Но вы не сказали. Я угадал? — Улыбка графа была обезоруживающей.
— Свои скелеты есть у всех, граф. У кого-то это сумасшедший дедушка, который надевал рубашку задом наперёд, у кого-то — внебрачные дети. Вопрос в том, насколько это отражается на окружающих. Это как камень, кинутый в воду. От мелкого камня круги пойдут мелкие, быстро исчезающие. А от крупного могут пойти уже и серьёзные волны, которые качнут лодку, проплывающую мимо. — Задумчиво произнесла Диана, смотря на рыб. Когда одна из них задела стекло, она повернулась к собеседнику. — Вы совершенно правы, простите, что не сразу высказала вам восхищение. Вот это прекрасный пример моих слов, вы не находите?
— Нахожу, — согласился Альзес. — В свою очередь простите, что напросился на комплимент, но думаю, я имею все основания для гордости.
Аналогию, которую привела Диана, он прекрасно понял и согласился с точностью образа. Каждое действие вызывает резонанс... а если верить учебнику физики, то и противодействие.
— И ваша группа — та самая лодка, которую мы качнули? Образ красивый. Но тогда вам нужно держаться крепче — вода может оказаться глубокой, — обмениваться образами Альзес умел и любил.
— Ваши рыбы действительно производят потрясающее впечатление. — Искренне сказала Диана, улыбнувшись. — Представляю, сколько сложностей с их кормлением именно подходящим им кормом...
Диалог всё больше и больше нравился девушке, отточенные фразы, обмен уколами, при этом каждый старается не перейти грань, когда будет конфликт. На слова о глубокой воде она только кивнула, показывая, что приняла к сведению. Уводить разговор в сторону политики так не хотелось...
— Корм выбирал методом проб... — признался Альзес. — Но повозиться пришлось. Сейчас проблема разве что в заказе. А еще приходится следить, чтобы ничего лишнего в бассейн не падало — они тут же это сжуют... Ладно, если бутерброд туда уронишь, а если телефон? Не так жалко будет технику, как рыбку, что ее проглотит.
— Хорошо, когда стабильность и точно знаешь, что нужный корм из продажи не исчезнет... — Произнесла Диана, вновь переводя взгляд на мужчину. — Впрочем, это неважно. Вам ли, Титания, бояться сложностей?
Альзес пожал плечами:
— Мы тоже люди, у нас тоже возникают проблемы. Правда, возможностей для их решения у нас действительно больше...
Он перевёл взгляд на сидящую рядом девушку:
— У меня такое ощущение, что вы хотели бы что-то обсудить, но не решаетесь.
— Что вы, если бы я действительно хотела что-то обсудить, я бы так и сказала. — Улыбнулась Диана, внутренне напрягаясь. Она и так высказала много своих размышлений, и пока что не была готова продолжать в том же стиле. — Единственное, у меня к вам просьба. Как вы видите, у меня достаточно длинные и густые волосы, за которыми надо ухаживать. Если вас не затруднит, я бы у вас попросила расчёску.
Альзес долго и внимательно смотрел на девушку. Ясное дело, что словами о регулярности поставок она на что-то намекала... И об этом стоило подумать. Но потом.
Сейчас же граф просто кивнул:
— У вас действительно очень красивые волосы. И такой яркий цвет... Я никогда раньше ни у кого такого не видел... — он сделал движение, словно хотел прикоснуться, но рука остановилась и опустилась на подлокотник. — Конечно же, расческу вы получите. Как и все необходимое, чтобы следить за собой.
— У вас тоже очень необычный оттенок, и, насколько я могу судить, они сами так лежат, завиваясь снизу? — Ответила Диана. Жест не ускользнул от внимательного взгляда девушки, но она предпочла проигнорировать. Впрочем, втайне сожалея об этом, так как прикосновение дало бы возможность прикоснуться в ответ, убедиться в своём впечатлении.
— Если бы это были не вы, я ответил бы, что это военная тайна Титания, — Альзес невольно тронул пальцами заинтересовавший Диану локон. — Само собой утром приходится потратить время, чтобы выглядело пристойно и при этом естественно, но у нас с мамой действительно вьющиеся волосы.
— Выглядит не просто пристойно, а скорее даже красиво. — Засмеялась девушка, поигрывая рыжей прядкой. — Мы же на свидании, а на свидании положено говорить комплименты.
— Мужчинам. Женщине, — уточнил Альзес, стараясь не рассмеяться. — Хотя мне приятно слышать, что вы считаете мою внешность привлекательной. Тогда как я совершенно непростительно забыл сказать, что у вас очень тёплый цвет глаз, особенно, когда вы улыбаетесь, красивые руки, прекрасная фигура, на которой прекрасно сидят и мундир, и платье, хорошее чувство юмора... и хорошо поставленный удар... — граф рефлекторно потер запястье. — Нет-нет, никаких счетов, это комплимент.
— Как я и говорила, у меня небольшой опыт свиданий, — Диана смутилась и даже слегка покраснела. Комплименты от Альзеса оказались неожиданно приятными. Может быть потому, что не несли в себе попыток соблазнить, а просто отражали его мысли. — Вы оказались достойным противником, кому не обидно проиграть. И весьма обходительным хозяином, так же, как и великолепным собеседником.
Девушка непроизвольно прикоснулась к губам указательным пальцем. Хоть след от того лёгкого поцелуя сразу же перестал чувствоваться, но память вызывала противоречивые эмоции. С одной стороны злость, что так глупо попалась, с другой стороны — восхищение неожиданностью хода.
— Ну, если у нас с самого начала допрос стал беседой за чаем, почему бы не продолжить традицию и не сделать плен максимально комфортным? — заметил граф. — Если уж разрушать традиции — так с размахом.
Жест Дианы не укрылся от Альзеса, но он решил это никак не комментировать. Напоминание о поражении никогда не будет приятным, а ему не хотелось нарушать очарование вечера.
— Да, судя по всему, вы ещё тот бунтарь, граф! — Вновь засмеялась Диана, откидывая волосы назад. — Продолжая нарушать традиции, я даже скажу, что не жалею, что попала к вам в плен. Когда бы я ещё так мирно и увлекательно беседовала с кем-то из семьи Титания?
Девушка ничуть не лукавила, говоря об отсутствии сожаления. Увлекательная беседа, почти нереальная, но столь равно интересная обоим, стоила горечи поражения. Впрочем, сожаления о том, что не изменить, не были свойственны ей.
— Как видите — дурной пример заразителен, — Альзес не смог удержаться от ответной улыбки. — Если так подумать, то Хьюлику я задолжал "спасибо" за такую собеседницу, как вы.
Несмотря на то, что вопрос был риторический, он попытался прикинуть, как сложился бы разговор Дианы с другими представителями семьи. С Идрисом они бы стоили друг друга, мнение о его брате у девушки уже было не самое лестное. Аджиман? Слишком властный, нет, Диана не растеряется... но разговора не выйдет. Тем более такого непринужденного.
— Думаю, такая возможность была бы, если бы поимкой Хьюлика занялся лорд Жуслан и вы попали бы к нему, — наконец произнес Альзес. — Я не знаю человека, с которым он не мог бы договориться.
— Я про него читала в книге, что вы дали. — Диана чуть задумалась, вспоминая. — Тёмные волосы, с красным отливом, очень спокойный, и старается решать проблемы мирным путём? Думаю, да, у нас бы мог состояться интересный диалог. Но лорд Жуслан ловил бы Фана иначе, как я думаю. Ведь это была именно ваша идея, выманить адмирала Хьюлика на Лиру Флоренс?
Слова могли бы показаться обидными, или сердитыми, если бы не голос девушки. Именно мягкий и спокойный, размышления, но не осуждение. Диана вновь стала смотреть на рыб, наблюдая за их движениями.
— О, вы уже добрались до конца, — Альзес был приятно удивлен. Похоже, его гостья оказалась удивительной во всех отношениях девушкой. — Да, действительно это он. Что касается методов... Все мы разные — даже я и Залиш, как вы могли заметить. Поэтому само собой все мы будем действовать по-разному: кто-то честнее, кто-то хитрее, кто-то жестче... Может быть, его способ был бы эффективнее... если бы он действительно был в этом заинтересован.
Конечно, можно было дать прямой ответ... Но Альзес не стал этого делать. С одной стороны и так понятно, кто причастен, с другой — раскрывать, откуда получены санкции на его действия он не хотел и вовсе не из-за опасности информации. Насколько мог, он сделал намек, что за его спиной была куда более крупная фигура. Но большего пока открывать не хотел.


@темы: Tytania, весенний фестиваль AU, гет, фанфики

Комментарии
2015-04-12 в 06:25 

Арнель
продолжение

2015-04-12 в 06:27 

Арнель
продолжение

2015-04-12 в 06:28 

Арнель
продолжение

2015-04-12 в 06:28 

Арнель
последний кусочек TBC

2015-04-12 в 14:49 

kamili-kem
Двойная жизнь не значит две жизни (с).
Арнель, как интересно, жду проду! :jump: Альзес-би — это даже круче, чем в каноне! :jump2:

2015-04-12 в 15:04 

DarkLordEsti
И кофе черен, как мысли. Как мрак ночной за окном.(с) Тенхъе
интересный фик : ) жду продолжения : )

2015-04-12 в 15:31 

alena1405
А если нет разницы, то зачем?..
Арнель, Замечательная история *_* Длииинная, да ещё и с продолжением.
Вообще-то я не люблю, когда слишком много внимания в рассказе уделяется оригинальным персонажам, но тут обоснованное исключение: к Альзесу действительно ни одну канонную девушку даже за уши не притянешь.
И даже если Диана в чем-то МэриСью, то это даже неплохо: через неё раскрываются другие персонажи. В особенности, конечно, Альзес, но и про Залиша тут тоже много интересного можно узнать.

Ещё очень понравилось, что в отношении своих любимых рыб Альзес в этом рассказе - не взбалмошный владелец живой "экзотики", а настоящий хозяин, который в ответе за тех, кого приручил.

Продолжение?.. И пусть оно будет с хэппи-эндом!

2015-04-12 в 16:19 

Арнель
kamili-kem, продолжение будет, как мы с Рэн сможем пересечься в сети. И так на работе писали.)DarkLordEsti, ты знаешь, что по Титании нас с Рэн конкретно зацепило, и писать будем.)alena1405, а вот как-то она сама нарисовалась, и пейринг изначально мы даже и не думали, только общение и в перспективе дружбу. И даже если Диана в чем-то МэриСью, вроде старались этого избежать.)))Ещё очень понравилось, что в отношении своих любимых рыб Альзес в этом рассказе - не взбалмошный владелец живой "экзотики", а настоящий хозяин, который в ответе за тех, кого приручил. нам он таким показался по аниме, неплохим в общем-то парнем, с типичными тараканами семьи.Продолжение?.. И пусть оно будет с хэппи-эндом! тут точно ХЭ, финал уже придумали. Как только совпадём по свободному времени, так и будем писать.))
За саму идею с Дианой вообще спасибо DarkLordEsti. Идея появилась в наших беседах про Титанию, и была радостно воспринята Рэничкой.

2015-04-12 в 16:33 

alena1405
А если нет разницы, то зачем?..
Арнель, И даже если Диана в чем-то МэриСью, вроде старались этого избежать.))

И вам удалось:) Просто... ОЖП, если она при этом ещё и главгероиня- тогда она всегда чуточку МэриСью, ведь она не принадлежат канонному миру. Но МС в плохом смысле перетягивает всё "одеяло" на себя. А МС в хорошем смысле, как здесь, смотрит на канонный мир, открывает его для себя и для читателей и наконец вживается в него как родная.

нам он таким показался по аниме, неплохим в общем-то парнем, с типичными тараканами семьи
Да вообще няшко! *_* А ещё умный и образованный. Его бы в хорошие руки - цены бы ему не было. У Дианы как раз хорошие руки.

2015-04-12 в 16:55 

Арнель
alena1405, МС в хорошем смысле, как здесь, смотрит на канонный мир, открывает его для себя и для читателей и наконец вживается в него как родная. Спасибо за похвалу.))))Да вообще няшко! *_* А ещё умный и образованный. Его бы в хорошие руки - цены бы ему не было. У Дианы как раз хорошие руки. всё будет.)) Главное, нам с Рэн найти время и силы.)))

2015-04-16 в 09:38 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
Арнель, Рэн-ним
Вот это я понимаю - флирт по-титанийски. :)

Мне понравилось, как герои, пока еще сами того не осознавая, начинают чувствовать друг к другу что-то больше, сложнее, глубже, чем исследовательский интерес к незаурядному человеку и уважение к опасному и сильному противнику.

И да - Альзес хоть и создает себе своеобразную репутацию, но при этом он толковый и ответственный управляющий, и в нем нет бессмысленной жестокости.

2015-04-16 в 11:59 

Арнель
Tara Aviniony, мы с Рэн рады, что тебе понравился этот фик.) вечером отвечу нормально.

2015-04-16 в 20:24 

Арнель
Вот это я понимаю - флирт по-титанийскиTara Aviniony, причём непроизвольный, и не до конца ими осознанный.)герои, пока еще сами того не осознавая, начинают чувствовать друг к другу что-то больше, сложнее, глубже, чем исследовательский интерес к незаурядному человеку и уважение к опасному и сильному противнику. Рада, что удалось это показать.)И да - Альзес хоть и создает себе своеобразную репутацию, но при этом он толковый и ответственный управляющий, и в нем нет бессмысленной жестокости.
таким мы его увидели по аниме.)

2015-04-24 в 18:53 

Рэн-ним
No blood! No bone! No ashe... no brain...|Любимое чудовище(с)Len Tao | вооот такая космическая гадюка (с) | Хочешь в жизни счастье, заведи себе Сэфес
У соавтора нет совести, но он все же пришел сказать спасибо тем, кто прочитал и сказал доброе слово. Соавтор сразу начал верить в себя, распушился и замурчал. И с новыми силами творить.

Вот это я понимаю - флирт по-титанийски. А вот это я хочу в цитаты :D :hlop::hlop:

   

Миры Танаки

главная