Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:49 

Фанфик. Ровно второй в жизни.

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
Название: "По-рыцарски"
Автор: Белочка Тилли
Фэндом: Legend of the Galactic Heroes
Таймлайн: канон
Персонажи: Битеннфельд, Мюллер, Оберштайн
Пейринг: Оберштайн/Биттенфельд
Рейтинг: PG-13
Отказ от прав: Все права на героев принадлежат Танаке-сан. Автор фанфика на абсолютную истину не претендует. Имха имхастая!
Предупреждение: упоминается слэш.

Характеристики: Агнст, преслэш, ООС, NC-13. Не судите строго, я в характеристиках не сильна, характеризовала интуитивно. Предложения принимаются с благодарностью!

Благодарю дорогую Крейди за идею, дорогую Сильвара среброволосая за помощь и дорогую AniSkywalker за поддержку.

Тапки принимаются!

По-рыцарски

Адмирал Мюллер пил. Не с горя, не с радости, не по поводу. Пил, потому что пил. Занял в небольшом кафе в квартале от "Влтавы" столик в дальнем углу и попросил официанта «излишне не беспокоить». Служебный день закончился, в компании его последнее время не тянуло, в гостинице было пусто и грустно. И вообще после визита на Изерлон мир казался серым. «Какая Женщина, - с тоской думал он. - Мне б такую! Так ведь и не оглянется на такую серую мышь, как я». И — немедленно выпил.

Когда он приканчивал вторую «чекушку», раздался шум.
Нейхардт поднял глаза. В дверях стоял Фриц Биттенфельд. Явно не в духе, расхристанный и, очевидно, уже где-то принявший на грудь. Стоял и оглядывался.
«Принесли же черти! И ведь ни одному патрулю не попался, зараза рыжая!» - Нейхардт отвернулся, надеясь, что его не заметят. Напрасно. Биттенфельд обладал прекрасным зрением и с рёвом: «Мюллер, дружище, как я рад тебя видеть!» - рванулся к нему через зал. Посетители за соседними столиками почли за лучшее рассчитаться и уйти. Фриц плюхнулся за столик и потребовал водки.
- Фриц, голубчик, может, тебе хватит? Пойдём, а? - Нейхардт даже растерялся. Фриц сидел-то и то с трудом. И, что самое страшное, заканчивать попойку, видимо, не входило в его планы.
- Нет, Мюллер, ты ничего не понимаешь! Я — адмирал!!! Я — командир одного из лучших наших флотов!!! Я с самого начала с Его Величеством!!! В конце концов, я же не урод и не последняя скотина!!! А он... а они... а он со мной как... - орал Фриц, грохая кулаком по столу.
- Да кто, в конце концов, тебя обидел? («Обидишь этого бугая, как же!»)
- Он... Оберштайн... с-с-собака, - и Фриц, шумно шмыгая носом, разрыдался.
«О`дин превеликий», - выматерился про себя Мюллер.
- Пойдём ко мне, расскажешь, - и потащил Биттенфельда к выходу. «Ещё не хватало статью за оскорбление должностного лица из-за тебя, идиот рыжий, схлопотать! Лучше бы я остался на Изерлоне! Попросил бы этого... как его... убежища!»
Расстояние до своей квартиры Нейхардт преодолел так быстро, как только можно было бежать, волоча за собой груз раза в полтора тяжелее себя.

- Рассказывай! - сказал он, швыряя шмыгающего Биттенфельда в кресло и наливая ему водки.
- Он меня … послал! Меня!!!
- Кто, О`дин тебя раздери?!
- Кто-кто... Оберштайн, конечно, - снова шмыгнул носом Фриц.
- За что на этот раз? - вздохнул Нейхардт. «Посидел, подумал о своём, как же. Принесла тебя нелёгкая».
- Да как всегда! - вздохнул Биттенфельд и налил водки. - Я ему предложение, он мне - «нет»! Я ему идею, он мне - «изложите в письменном виде и сдайте в канцелярию»! Ней, скажи, я что — такой дурак?
- Ты?! - Нейхардт опешил. - С чего ты...
- С того, что я боевой офицер! А мои предложения — в стол! Я с кайзером с самого начала, а меня — за шкирку и за дверь! В конце концов, Ней, посмотри на меня! Я что, урод какой-нибудь? Да на меня перед армией графские дочки заглядывались! А в академии у меня с самим ... чуть не было!
- О Господи, Фриц! Ты что влюбился в него что ли? - «чёрт бы тебя побрал с твоими амбициями, закидонами и шуточками дурацкими!»
Биттенфельд молчал. Мюллер поднял голову и увидел абсолютно красное лицо и тоскливые глаза.
- Фриц?! Я что, угадал?! - «.. твою мать» пронеслось в голове. - Ты?! В мужика?!
Фриц грустно кивнул.
- Ты сошёл с ума! Поди проспись!
- Не поможет, - угрюмо ответил Фриц. - Я и водку пил, и к шлюхам ходил, и самому себе под дых один раз дал. Не помогает! Ней! Я жить без этой сволочи не могу! А он - как нарочно! Чуть что — при людях дураком выставляет!
Нейхардт с сочувствием смотрел на приятеля. «М-да, попал бедняга. Я хотя бы могу нагрянуть к ней и объясниться. Я - мужчина, она — женщина, всё в порядке вещей. А тут могут не просто отказать, но и опозорить, извращенцем выставить».
- Послушай, Фриц! А ты хотя бы пробовал узнать... ну, как бы это выразиться-то, заинтересует ли его это, а? Может, вон у Фернера спросить? Он с ним больше общается, должен зна...
- Ты чо?! С ума сошёл?!!! - Фриц взревел, да так, что Нейхардт аж поперхнулся собственными словами. - Спрашивать?! Да ещё у этой крысы полицейской?! Да я скорей его удавлю или сам удавлюсь!
- Тогда, блин, у него самого спроси, дурень ты рыжий! Ты сохнуть будешь, а он может со всеми горничными в своей гостинице пере...!
- А вдруг я ему не нравлюсь? Чёрт с ними, с бабами с этими! А если ему другой нравится? Так хоть надежда есть...
- Ну, гляди! Тебе видней…
И они немедленно выпили...

На следующее утро, часов так около 7, зазвонил телефон. Бодрым деловым голосом вице-адмирал Фернер приглашал уважаемых коллег через 30 минут на совещание в кабинет господина министра.

… (см. 103-ю серию)

На вторые сутки своего ареста Фриц немного успокоился. «Какого чёрта я это сделал? Теперь он меня точно стороной обходить будет! А всё водка проклятая…»
В чём же конкретно виновата водка, он решить не успел. В этот момент в дверь вежливо, но настойчиво постучали.
- Кого там ещё чёрт принёс?! – рявкнул Фриц. «Твою мать!» - с опозданием подумал он. – «Солдат-то пропустил! Значит, кто-то из начальства! Он?!!!»
Через секунду он уже открывал дверь. Да, за ней стоял военный министр Рейха Пауль фон Оберштайн.
- Вы позволите Вас побеспокоить, господин Биттенфельд? – ровным негромким голосом спросил он.
- Вы?! Какого чёрта?! – «вот дьявол, и все слова из головы вылетели».
- Видите ли, господин Биттенфельд, после вчерашнего м-м-м… инцидента я полагаю, нам есть, о чём поговорить. Может быть, Вы всё-таки позволите мне войти?
- Разве я могу Вам помешать, господин министр? – со злой иронией бросил Фриц. «Как же! Арестанта всякий может обидеть!» - читалось на его лице.
- Не иронизируйте, молодой человек. Ваша комната осталась Вашей комнатой. Вам всего лишь временно не рекомендовано её покидать.
С этими словами Пауль спокойным жестом отодвинул Фрица и вошёл в комнату.

- Итак, господин адмирал, вчера между нами состоялся крайне неприятный и малоинформативный разговор. И, прежде чем делать какие-либо выводы, я хотел бы попытаться всё-таки переговорить с Вами и понять, что Вами двигало в тот момент. Если угодно – разъяснить и мою точку зрения на сложившуюся ситуацию. Поэтому давайте присядем, и – я Вас слушаю, - прошелестел плащ, Пауль опустился в кресло у окна.
- Я слушаю Вас, - повторил он. – Что конкретно Вас смутило?
- Ну, я… это… не согласен, - Фриц переминался с ноги на ногу. Он так и остался стоять.
- С чем? – Пауль спокойно смотрел на топтавшегося собеседника. – Смелее, Фриц! Вы же не трус, в конце концов.
«Он назвал меня по имени!» - мысленно ахнул Биттенфельд. – «О`дин превеликий, а вдруг?!»
- Ну, я это... насчёт заложников. Нехорошо это. Не по-рыцарски.
- Интересно, - вздохнул Пауль. - Вы, боевой офицер, полагаете, что угробить в сто раз больше солдат (а именно столько Вы угробите!) - правильнее?
- Да! Это честно! Это — по-рыцарски!
- Н-да, - Пауль откинулся в кресле и откинул назад волосы. - Я всегда поражался, господин Биттенфельд, как Вы стали адмиралом. Вам бы, как прежде, кораблем командовать, цены б Вам не было. Вы же элементарно не умеете считать...
- Но меня выдвинул Его Величество!!!
Пауль пожал плечами:
- Его Величество, несмотря на свои выдающиеся способности, человек молодой и иногда ошибается в людях.
- Оберштайн, Вы пришли, чтобы в очередной раз унизить меня?! Тогда я Вам скажу...
- Нисколько, Биттенфельд, нисколько. Я всего лишь хочу попытаться понять Ваши мотивы и есть ли у меня шанс что-либо Вам объяснить.
- Но я всё-таки скажу!!! Вы!!! Вы!!! Вы бесчестный человек! Вы — омерзительный карьерист! Вы ни отца, ни матери не пожалеете!!! Вас все ненавидят! И это правильно!!! Потому, что Вы даже не желаете замечать хорошего к себе отношения!!! Вот... - Фриц резко замолчал. В эту секунду ему было как-то поразительно безразлично, что будет дальше. Он себя знал: больше он вряд ли скажет.
- Вот как? - Пауль слегка приподнял бровь. - Интересно... Снова сам себе удивляюсь: чего это я решил вдруг с Вами душеспасительные беседы проводить. Но, раз уж на то пошло, - отвечу. По пунктам.
«Бесчестный человек» - понятие общее, поэтому мы о нём после поговорим. Итак, карьеризм. Не вижу ничего дурного в том, что способный и грамотный специалист будет продвигаться по служебной лестнице. Разумеется, если от этого есть польза делу.
«Не пожалею ни отца, ни матери», говорите Вы. Начнём с того, что моих родителей уже давно нет в живых. А если мыслить расширительно... Прошу факты! Кого, когда, как я для своих карьерных целей поставил в двусмысленное положение? Молчите? Тогда я продолжу, с Вашего позволения.
Насчёт ненависти. Да, здесь Вы правы. Меня не любят. Это нетрудно объяснить: я не пью водку и не хожу в бордели за компанию (я предпочитаю это делать один), не играю в казино, не сплетничаю. Это раз. Я — инвалид, сделавший карьеру вопреки политике государства Гольденбаумов. Это два. И, что самое главное, я не боюсь браться за грязную работу. Это три. Вы знаете, Фриц, есть такая категория людей, которые и сами за такую работу браться не любят, и шарахаются от тех, кто её делает. Почему шарахаются? Не знаю. Возможно, потому, что такие люди напоминают им об их собственной трусости.
Теперь — к самому интересному. Вы говорите, я не замечаю и не ценю хорошего к себе отношения. Интересно. Прошу примеры, господин Биттенфельд!
- Не буду я никаких примеров приводить... - пробурчал Фриц. Он всё-таки сел на кровать.
- В таком случае все Ваши слова следует расценивать как клевету? Интересно. Клевета, Фриц, вещь пренеприятнейшая! Не следует ею часто пользоваться.

Фриц шмыгнул носом.
- Ну, я это... Есть у меня приятель. Тоже офицер. Он умный, опытный. Так он вам постоянно предложения пишет! А ему ещё ни разу не ответили.
- Интересно, - снова протянул Пауль. «Эк заладил с своим «Интересно», как та сорока!» - Возможно, мои помощники что-то и пропустили. Как фамилия вашего приятеля? Я распоряжусь перепроверить.
Фриц молчал.
- Ну же, Фриц! - Пауля ситуация уже раззадорила. Он прекрасно понимал, что Фриц никак не решается заговорить о главном. Но торопить пока ещё не хотелось. - Я понимаю, что Вы не стремитесь убедиться в моей человечности, то товарищу-то помочь — святое дело! Фамилию, Фриц, фамилию!
Фриц растерялся. Говорить напрямую было боязно, молчать — невозможно. И — молчал.
- Молчите, - невесело усмехнулся Пауль. - Выходит, нет у Вас никакого приятеля, который засыпал мою канцелярию рацпредложениями.
Фриц молчал.
- И говорите Вы, Биттенфельд, о себе. Моё мнение о ваших предложениях и уровне вашей компетентности Вы прекрасно знаете. Значит, я не ошибся, и Вы всё это время пытаетесь говорить о чём-то личном... Что ж, хорошо. Будем считать прелюдию завершённой. К делу, адмирал Биттенфельд! Я жду!
Биттенфельд вздохнул. «А, была не была!»
- Да, господин Оберштайн, Вы правы. Работа здесь ни при чём. Я — простой солдат и не знаю, как это всё сказать... не умею... Но, одним словом, я дорого б дал, чтоб мы с Вами, как бы это выразиться-то, покороче познакомились, что ли... Вы... Пауль, Вы мне очень … симпатичны. Вот как-то так...
Пауль молча слушал, подперев рукой подбородок. «Ч-чёрт! И ведь фиг что поймёшь с этими его электронными глазами!» - мелькнуло у Биттенфельда. Пауза затягивалась.
- Интересная постановка вопроса, - задумчиво протянул Пауль. - Но не скажу, что неожиданная. Хотя я ждал, что Вы, Биттенфельд, с вашим характером, либо заговорите об этом существенно раньше, либо не заговорите вообще.
- Ну и?! Что Вы хотите этим сказать?!!! - вскинулся Фриц.
- Я много чего могу и хочу сказать, - холодно остановил его Пауль. - Но пока ещё ничего не сказал.
Фриц обиженно засопел.
- Вынужден Вас огорчить, Биттенфельд, - Пауль откинулся на спинку кресла и положил ногу на ногу. - Но никакое сближение между нами теперь уж точно невозможно. И дело не в моей бесчувственности. Эмоций у меня предостаточно. Я просто держу их в уздечке. Итак, Вы влюбились, Биттенфельд. Что ж, я по-человечески очень рад за Вас. Вы влюбились в меня. Что …
- Оберштайн!!! - взревел Фриц, мгновенно вскакивая и краснея. - Я Вам этого не говорил!!!
- Сядьте, Биттенфельд. - Пауль чуть повысил голос. Совсем чуть-чуть. Но этого оказалось достаточно. Фриц послушно затих и опустился на кровать.
Пауль продолжил.
- Вы ничего не говорили. Сейчас. Это так. Но Вы всё сказали. Не сейчас. Уже давно. Я же Вам сказал: неожиданностью Ваши слова для меня не были. Почему? Да потому, что - Вы, Биттенфельд, уже давно напоминаете мне персонажа одной древней поговорки. Этот молодой человек не мог спокойно ходить мимо дома родителей своей жены, ему всё время хотелось то сказать что-нибудь язвительное, то снять брюки. Вы ведёте себя подобным образом практически с самого нашего знакомства. Итак, с Вашего позволения, я продолжу.
Фриц молчал. Пауль облокотился о подлокотник и продолжил.
- Вы влюбились в меня. По-человечески я Вам сочувствую. Между нами невозможно никакое сближение. Теперь уже окончательно. И дело не только в том, что я предпочитаю женщин. Да, женщин! - голос Пауля зазвенел. - И если бы только отменили этот проклятый закон, я давно имел бы семью!- Он на секунду прикрыл глаза и заговорил уже спокойно.
- Главное, господин Биттенфельд, в том, что Вы потрясающе перепутали понятия. Любовь, говорите Вы? Нет! Это максимум — страсть. Любовь, Фриц, не допускает насилия. Даже малейшего, даже формально оправданного. Вы его себе вчера позволили. Вы со мной согласны?
Фриц подавленно кивнул. «Это конец, - мелькнуло. - И отказ получил, и врага нажил».
- Прошу меня простить, - продолжил тем временем Пауль. - Значит, это — не любовь. Во всяком случае, не такая, как я её понимаю. А раз так, полагаю, что нам нужно деликатно и красиво разойтись. Меня сплетни не волнуют, и хуже мне уже не будет, а вот Вам могут повредить. Вы согласны?
- Могут, - механически повторил Фриц.
- Поэтому предлагаю заключить мирное соглашение. О случившемся наверняка доложат Его Величеству. Предлагаю ограничиться изложением официальной версии: разногласия по поводу Изерлонской крепости и заложников. Ни о Вашем с Мюллером пьянстве накануне (да, я и это знаю), ни о той ужасной сцене, ни тем более — о сегодняшнем разговоре — ни слова. Доложат другие? Пусть. Это будет на их совести. А потом постараемся служить Рейху и Его Величеству в разных местах.
- Я хочу вернуться на свой флот, - глухо сказал Фриц.
- Вы туда вернётесь.



Через несколько дней, стоя в тронном зале, они сделали так, как договорились.
А ещё через несколько дней Фриц Биттенфельд уезжал к месту службы. Он простился с друзьями перед входом в космопорт и попросил дальше его не провожать.
Мало кто обратил внимание на неприметный автомобиль в углу парковки. Пауль фон Оберштайн вошел в здание космопорта через боковой вход. Они тепло простились и пожали друг другу руки.

@темы: Legend of the Galactic Heroes, анимэ, персонажи, слэш

Комментарии
2011-11-05 в 16:35 

Bernadett-e
В море соли и так до чёрта, морю не надо слёз.
Интересная версия.

Но это ещё и AU из-за последнего абзаца. Потому что матчасть против: в 110 серии они точно виделись.

2011-11-05 в 16:38 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
Беатрикс, о, спасибо! Корректну. Ни сама, ни беты не заметили.

2011-11-05 в 17:13 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
Белочка Тилли, муррр... Мне очень странно, что персонажи называют друг друга по имени, причем ан-масс, а не просто разок в экстремальной ситуации, но я в теме, что это что-то вроде авторского личного фанона...

мелкие игрушечные тапки

Ну, а по поводу всего остального и в целом... Личные фаноны могут существенно не совпадать, но смелому автору - большое кошачье муррр))

2011-11-05 в 17:17 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
А почему Один пишется с апострофом? Это не тапок, я просто не поняла, в чем фишка.

Потому что ударение)))

За тапок и мррр - псиб!

2011-11-05 в 17:20 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
D~arthie, насчёт имён. Я долго думала. Но разговоры-то у них личные))) Можно сказать - интимные))) Тут по фамилии будет смешно и малоуместно.

2011-11-05 в 17:29 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
Белочка Тилли, апостроф как ударение - это по-нашему, так что снова муррр)) Но для меня Один и один в ЛоГГ никогда не путаются)))
Про имена - ну... я же и не говорю, что это надо исправлять. Тут дело авторское. На мой взгляд, фанфик может рассыпаться, если это убрать. Просто, по-моему, их представления об интимности несколько отличаются от наших.
За Оберштайн... с-с-собака и самому себе под дых один раз дал в этом контексте - ещё одно муррр))

2011-11-05 в 17:35 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
D~arthie, так фик лежит и у меня на дайре. А там народ разный ходит. Чтобы вопросы не задавали, и поставила апостроф.

А как тебе эротический шелест плаща мосье Оберштайна? А пересказ байки про дом тёщи?

2011-11-05 в 17:42 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
Белочка Тилли
А как тебе эротический шелест плаща мосье Оберштайна? А пересказ байки про дом тёщи?
Да я скорее на другие вещи внимание обратила)) Тут каждому своё.

2011-11-05 в 17:45 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
D~arthie, каждому своё. Не смотревший ЛогГ Освит тот вообще в логические цепочки полез)

2011-11-05 в 17:51 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
Белочка Тилли, ну, по меньшей мере один перескок через логическое звено тут есть, но для меня это тоже так очевиииидно... *спряталась под диван*

2011-11-05 в 18:03 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
D~arthie, где?

2011-11-05 в 18:18 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
Белочка Тилли
*тихо блестит глазами из-под дивана и ухмыляется*

2011-11-06 в 18:01 

Bernadett-e
В море соли и так до чёрта, морю не надо слёз.
Белочка Тилли, я думала, вы шапку поправите, а не текст. Но автору виднее.

2011-11-11 в 19:53 

alena1405
А если нет разницы, то зачем?..
Белочка Тилли, Какая прелесть! :lol: Уж на что люблю просто слэш, но стебо-слэш - это каждый раз море позитива. Спасибо! *_*

2011-11-11 в 19:56 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
alena1405, эхъ! Если б я ещё всерьёз стебалась))) Спасибо тебе!

2011-11-11 в 20:21 

alena1405
А если нет разницы, то зачем?..
Белочка Тилли, Если б я ещё всерьёз стебалась)))
А... как можно стебаться всерьез? ^_^ Тут уж или одно или другое - или стебаться, или всерьез.
Биттенфельд здесь такая лапочка, прям даже жаль, что опять обломился.
Зато Мюллер очень понравился - такой замечательный лучший друг.

2011-11-11 в 20:37 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
alena1405, и так оба страдают красиво)))))))))

2012-03-30 в 03:08 

Освит
Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
Ещё раз :hlop:

Но таки я вас спрошу, Белочка Тилли,
И ведь ни одному патрулю не попался, зараза рыжая!
Какой патруль рискнёт останавливать пьяного командира ,,Чёрных улан" ? Мало того, что он резко старше по званию, ещё и именно он.

2012-03-30 в 08:43 

Крейди
Тупая биттенфельдовщина. Секс, алкоголь, пончики
Освит, патруль самоубийц, да :laugh:

   

Миры Танаки

главная